Google+ Followers

среда, 28 ноября 2018 г.

Сергей Прейс. Алексей Белевский (Белоруссов) в исследованиях. Ч. 3. Койданава. "Кальвіна". 2018.



    Алексей Станиславович (Степанович) Белевский (Бѣлевскій) - род. 17 (29) марта 1859 г. в поместье Шеды Горецкого уезда Могилевской губернии Российской империи, в дворянской семье. В 1869-1874 г. Алексей учился в Могилевской мужской гимназии, затем в Полоцкой военной гимназии, а в 1876 г. поступил в Петровско-Разумовскую земледельческую академию, находящуюся в селе Петровское-Разумовское, связанное с Москвой железной дорогой. В Москве Алексей знакомиться с дворянкой Тверской губернии Екатериной Иогансон, которая впоследствии оказала на него значительное влияние. В 1879 г. Белевский был привлечен к дознанию при Московском жандармском управлении и в июне 1879 г. выслан под гласный надзор в Вологодскую губернию, затем был переведен в Мезень Архангельской губернии, а в ноябре 1881 г. в Мариинск Томской губернии. Постановлением Особого совещания от 21 февраля 1884 г., ему было разрешено переехать в Могилевскую губернию, а 1889 г. он сдал испытание на магистра сельского хозяйства. Осенью 1894 г. Белевский вошел в состав «Группы народовольцев», в которой уже находилась Екатерина Иогансен, успевшая в краткосрочном замужестве стать Екатериной Прейс. В мае 1896 г. Белевский снял вместе с Прейс в дачном поселке Лахта, под Петербургом, дачу и разместили там типографию. 24 июня 1896 г. Белевский, как и Прейс, был арестован и после двухлетнего тюремного заключения выслан под гласный надзор в Восточную Сибирь на 8 лет. Из Красноярска Белевский обратился с прошением о водворении его в одном месте с Екатериной Прейс и 6 февраля 1900 г. они были доставлены в окружной город Верхоянск Якутской области, где у них родилась дочь Евгения. В 1901 г. Белевский был переведен в Якутск, где был допущен к занятиям в Совете сельскохозяйственного общества по разработке плана борьбы с кобылкой, а в 1902 г. временно допущен к исполнению обязанностей областного агронома и в том же году выехал в Енисейскую губернию. В 1901 г. Белевский был переведен в Якутск, а в 1902 г. выехал в Енисейскую губернию. Проезжая по Якутскому тракту через Верхоленск Белевский послал в газету «Восточное обозрение» 2 сообщения «Из Верхоленска», подписав их псевдонимом «Бѣлоруссъ». По манифесту 11 августа 1904 г., Белевский был освобожден от гласного надзора без ограничения в выборе места жительства и занялся литературной деятельностью, а свои произведения стал подписывать псевдонимом «Бѣлоруссовъ», который вскоре трансформировался в фамилию. В 1908 г. Белевский, опасаясь ареста, уехал из Российской империи, и стал оттуда присылать в российские издания свои корреспонденции. Вернувшись в Россию после Февральской революции 1917 г., Белевский вошел в бюро «Совета общественных деятелей», а в 1918 г., как представитель подпольного Московского Центра («Правый Центр»), выехал на Дон, где входил в «Совет» при генерале Корнилове. Во время «Государственного совещания» осенью 1918 г. в Уфе, Белевский вошел в состав временного правления «Национального Союза», который стоял за единоличную диктатуру. Затем выехал в Сибирь, где участвовал в политической деятельности при А. В. Колчаке. Был членом кадетской Партии Народной Свободы. В Екатеринбурге издавал газету «Отечественные ведомости». 3 сентября 1919 года Алексей Белевский скончался в Икутске и был похоронен на Иерусалимском кладбище, которое со временем было ликвидировано.
    Сергей Прейс,
    Койданава

    А. = Ал-сей Станисл. Белевский (Белорусов)
    «Р. Вед.» 1889, № 239. Ист.: Архив «Р. Вед.»
    А. Б. = Ал-сей Станисл. Белевский (Белорусов)
    «Р. Вед.» 1887, №№ 178, 241; 1888, № 79; «Час» 1907. Ист.: Архив «Р. Вед.»
    Б. = Ал-сей Станисл. Белевский (Белорусов)
    «Р. Вед.» 1887, № 203; «Час» 1907. Ист.: Архив «Р. Вед.»
    Б-сов. = Ал-сей Станисл. Белевский (Белорусов)
    «Час» 1917
    Белоруссов = Ал-сей Станисл. Белевский
    «Наша Жизнь»; «Путь» 1906; «Час» 1900-х гг.; «Правда Жизни» 1908; «В. Европы» 1909-14; «Лебедь» 1909; «Р. Богат.», 1913-14; «Сев. Зап.» 1914; «Р. Вед.» 1915; — Из пережитого. М. 1906; В старом доме. М. 1908. Ист.: Сб. «Р. Вед.» 32; В «Нов. Р. Книге» 1922, [№ 1, 38] ошибочно указ. за подп. «Белявский».
    Дид Ладо = Ал-сей Станисл. Белевский (Белорусов)
    «Час» 1907
    /И. Ф. Масанов.  Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей. В четырех томах. Подготовил к печати Ю. М. Масанов. Т. 1. Алфавитный указатель псевдонимов. Псевдонимы русского алфавита. А – И. Москва. 1956. С. 26, 31, 115, 139, 153, 340./

    Белевский, Алексей Станиславович (р. 17 марта 1859 — ум. 1919 в Иркутске), публицист и писатель, колчаковец
    Псевд. 1) А.; 2) А. Б.; Б.; 3) Б-сов; 5) Белоруссов; 6) Дид Ладо.
    /И. Ф. Масанов.  Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей. В четырех томах. Подготовил к печати Ю. М. Масанов. Т. 4. Новые дополнения к Алфавитному указателю псевдонимов. Алфавитный указатель авторов. Москва. 1960. С. 58./

                            У КОЛЫБЕЛИ МАРКСИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ СИБИРИ
    В Якутии, в районе, наиболее отдаленном и изолированным от растущего рабочего движения, также шли столкновения с народничеством. Первым начал эту борьбу Г. Э. Гуковский...
    В Олекминске против народников выступил М. С. Ольминский. В 1899 г. он сделал письменное заявление перед колониями ссыльных, в котором разоблачил недостойное для революционера поведение Е. Прейс. Она была направлена в ссылку по делу так называемой «Лахтинской типографии народовольцев» (небольшой группы народников, действовавшей в Петербурге в середине 90-х годов XIX в.), но в период тюремного заключения, как стало известно Ольминскому, давала «лишние» показания жандармам.
    Поведение Прейс послужило для революционеров поводом для продолжения борьбы с народнической частью ссылки, в частности с их тактикой мирного сожительства с властями.
    Как свидетельствует Горев-Гольдман, на сторону Ольминского встали все ссыльные марксисты и молодежь: «Нас он быстро сагитировал... мы, молодежь, охотно за ним пошли. И вот закипела работа, пошли регулярные письма в колонии... началась великая междоусобная борьба, колонии делились пополам» [* ЦГАОР, ф. 533, оп. 1, д. 229, л. 4.].
    Даже в далеком Верхоянске, в наиболее тяжелом месте ссылки, в 1900 г. произошел такой же раскол. Басов-Верхоянцев вспоминал: «В Верхоянске колония раскололась на две части по «делу Прейс». Социал-демократическая часть, которая требовала суда над Прейс... осталась в меньшинстве. В это время мы получили письмо от Ольминского, в котором он выразил самую горячую поддержку по поводу нашего решения идти на раскол. Эта поддержка... нас очень ободрила» [* ЦГАОР, ф. 533, оп. 1, д. 229, л. 12.].
    /А. П. Мещерский.  Первые марксисты в Сибирской ссылке. Иркутск. 1966. С. 172, 174-176./

                                                                                    I
    Белрус – Белевский А. С.
    Юрист – Белорусов.
                                                                                   II
    Белевский Алексей Станиславович (1859-1919). Агроном. сиб. кад. 900-х годов. – Белорус.
    Белорусов. «Далекая окраина» (1907). – Юрист.
    /Е. Д.  Петряев.  Псевдонимы литераторов сибиряков. Материалы к «Истории русской литературы Сибири». Новосибирск. 1973. С. 8, 28, 33./

    35. Белевский Алексей Станиславович. 1859-1919 в Иркутске. Ссыльный, агроном, статистик. Псевдоним. Белорус. Из Верхоленска. 1902, 234, 274.
    /Е. Д. Петряев.  Сотрудники «Восточного обозрения» и «Сибирских сборников» (1882-1906). Биобиблиографические материалы. Киров. 1987. С. 11./


                                                                               Глава 1
    «Чеховские сумерки», так характерные для Европейской России конца 80-х гг., прошли для Сибири незаметно. По крайней мере, когда я попал в Сибирь, то уже не мог наблюдать их, да и в прошлом Сибири их не было. Не было в Сибири, пожалуй, и «малых дел», по поводу которых и против так много писал Н. К. Михайловский. С 90-х гг. «чеховские сумерки» начали исчезать и в Европейской России, где усиливались революционные течения общественной мысли, особенно социал-демократы. Промелькнула, как тень, партия «Народного права»; в Петербурге работали и создали типографию «эпигоны народовольчества» А. А. Ергин с братом, Е. А. Прейс, А. Ю. Фейт, А. С. Белевский. К ним примкнул и наш знакомый иркутянин, сотрудник газеты «Восточное обозрение» — В. В. Леонович-Ангарский. К 90-м гг. относится и расцвет культурнического движения, охватившего широкие круги русской интеллигенции. Она пошла в деревню и на фабрику с волшебным фонарем, с популярной книгой. Борьба с голодом в 1891 г. дала сильный толчок этому течению общественной мысли, оно окрепло в половине 90-х гг. К этому времени появились популярные издания Луковникова, Лункевича, Рубакина, Мезьер....
                                                                               Глава 6
    Во второй половине 98-го г. «Восточное обозрение» стало выходить ежедневно. Я взял на себя ведение «обзора русской жизни» в виде связных статей. Перед переходом на ежедневное издание мы привлекли новых корреспондентов, усилили и состав репортеров. Стал у нас работать ученик учительской семинарии К. В. Кац, писавший потом под псевдонимом Дубровский. Из него выработался недурной поэт и вдумчивый критик. Писал у нас и А. С. Белевский (Белорусов из «Русских ведомостей»). Он был ученым агрономом и попал в Сибирь вместе с женой Е. Прейс по делу лахтинской типографии. Он ехал на свой счет до Иркутска, а в Иркутске должен был сесть в тюрьму и уже дальше идти этапом. Он ссылался на 8 лет в Верхоянск, Якутской области, самое холодное место на материке. Это смущало его, так как двухлетнее сиденье в тюрьме подорвало его здоровье. Но наши колымчане, верхоянцы, особенно Ковалик, В. Е. Горинович и другие, успокаивали Белевского. Мы «сделали» А. С. больным, и нам удалось избавить его от иркутской тюрьмы до момента отправки партии в Жигалово, на ленские пароходы. Хлопоты же об оставлении Белевского в Иркутске не уладились —А. Д. Горемыкин не поддержал ходатайства.
    Белевский напечатал у нас несколько рассказов и статей и потом писал из Якутской области. В ссылке он пробыл до министерства Святополк-Мирского, когда ему сократили срок ссылки, и он вернулся в Россию. Я не видел его на  пути — он, кажется, проехал с Якутского тракта прямо на железную дорогу через Николаевский завод...
    Весною 1900 г. на Новосибирские острова должна была отправиться (и отправилась) полярная экспедиция известного зоолога, геолога и путешественника, барона Э. Толля. Осенью в Иркутск прибыл один из участников экспедиции — геолог К. А. Волосович. Подготовительные работы, отправку грузов, заготовку продовольствия и тому подобные работы должен был произвести Восточно-Сибирский отдел Географического общества.
    Отказаться было нельзя, так как экспедиция снаряжалась Академией наук. Положим, все хлопоты по доставке грузов, заготовке провианта взяла на себя фирма A. И. Громовой совершенно безвозмездно, как она не раз это делала при экспедициях Норденшельда, экипажа «Жаннеты», А. М. Сибирякова и других. Волосович прожил в Иркутске всю осень и часть зимы. С ним из Иркутска должен был выехать и присоединиться к экспедиции высланный административно в Киренск по делу последних народовольцев (лахтинская типография), по которому привлекались и А. С. Белевский, Е. Прейс и другие, врач Академии наук А. Ю. Фейт. Он только что приехал в Иркутск из Киренска со своей женой А. Н., сестрой моего знакомого по Нижнему Н. Н. Фрелиха, которого, к слову сказать, Плеве вскоре сослал в Иркутск. Вместе с Фейтом хотел ехать в экспедицию и его друг, уже известный геолог, горный инженер В. А. Вознесенский, ссылаемый в Якутскую область. При помощи П. П. Семенова-Тяншанского удалось для Вознесенского получить разрешение присоединиться к экспедиции. Но Волосович почему-то не согласился взять Вознесенского. В Иркутске говорили, что он не желал иметь конкурента, да еще такого опытного. Фейт без Вознесенского отказался ехать, и Волосович уехал одни в Якутск, откуда с ним к Ледовитому океану поехал ссыльный социал-демократ, товарищ Л. Б. Красина, студент М. И. Бруснев. Фейт поехал в Читу врачом на Забайкальскую железную дорогу, куда его пригласил начальник ее B. В. Оглоблин, Вознесенский же остался в Иркутске и стал работать как геолог-практик в Иркутском горном управлении. Фейт был прекрасный пианист и часто услаждал нас музыкой. Он был душой наших вечеров. Среди ссыльных являлся наиболее музыкально-образованным человеком. Жизнерадостность была основной чертой его характера, и унывающим его, кажется, никто не видел. Фейт, вернувшись из Сибири, вступил в партию эсеров, был арестован, жил в эмиграции и умер в Москве в 1928 г.
    /И. И. Попов.  Забытые иркутские страницы. Записки редактора. Иркутск. 1989. С. 10, 98-99,107-108./

                                                                       Глава вторая
                  ЧИСЛЕННОСТЬ И СОСТАВ ВЕРХОЯНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ССЫЛКИ
                                                     2. Социальный и партийный состав
    ...Последняя массовая ссылка народовольцев в этот суровый край была связана с арестами членов петербургской организации народовольцев, возглавляемой А. А. Ергиным. Видный партийный и государственный деятель Ю. М. Стеклов (Нахамкис) в своих воспоминаниях о членах организации Ергина писал, что «группа уже стала почти определенно на марксистскую позицию» [* Стеклов Ю. М. В ссылке и эмиграции // Пролетарская революция. – 1923. - № 5. – С. 197.]. Члены организации печатали в подпольной (Лахтинской) типографии нелегальные брошюры, прокламации. Именно здесь была напечатана брошюра В. И. Ленина «Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах». А. А. Ергина арестовали в декабре 1895 г. по обвинению в связях с социал-демократами, когда полиции удалось нанести ряд ударов по возглавляемой В. И. Лениным организации «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Других членов организации арестовали 24 июня 1896 г. после раскрытия подпольной типографии [* Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 2. – С. 563; ГАИО, ф. 25, оп. 3, к. 214, д. 161, л. 1-2.]. Из петербургских народовольцев верхоянскую ссылку отбывали А. С. Белевский, Н. О. Белов, И. А. Долинин, Н. Е. Смирнов, Е. А. Прейс и М. Е. Тулупов.
                                                                       Глава третья
            ИДЕЙНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ КОЛОНИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ССЫЛЬНЫХ
                                  1. Внутриполитическая борьба в колонии ссыльных
    ...Идейно-политическая жизнь колонии верхоянских ссыльных во второй половине 90-х — начале 1900-х годов приобрела новые черты. История этого периода ссылки характеризуется тем, что социал-демократы в конце XIX в. стали главной идеологической силой колонии верхоянских ссыльных. Это во многом предопределило внутреннюю борьбу колонии. Итогом ее явилось то, что некоторые народники (народовольцы) под влиянием ссыльных социал-демократов пересматривали свои взгляды и становились на твердую марксистскую позицию. В их числе были В. Ф. Галкин (Горин-Галкин), С. А. Басов (Басов-Верхоянцев) и др. В своей автобиографии В. Ф. Горин-Галкин отмечал: «1895. Принятие мною социал-демократической программы» [* ЦПА ИМЛ, ф. 292, оп. 1, д. 1, л. 70.], а в 1895 г., как известно, Горин-Галкин находился в верхоянской ссылке.
    Бывшие народники (народовольцы), порвавшие с народничеством и вставшие на марксистские позиции в ссылке, включались в борьбу против народничества...
    Хорошая теоретическая подготовка, опыт подпольной работы М. И. Бруснева, М. Н. Лядова, М. Л. Вельтмана и других социал-демократов позволили им вести непримиримую борьбу против народников и их концепции. Так случилось и во время «дела Прейс», которое всколыхнуло якутскую ссылку.
    Будучи арестованной народоволка Е. А. Прейс во время допроса дала полиции некоторые сведения, повредив тем самым своим товарищам. Хотя она это сделала несознательно и сама была выслана в Верхоянск, тем не менее находившийся в олекминской ссылке социал-демократ М. С. Ольминский (Александров) поднял вопрос о привлечении Прейс к партийному суду за поведение во время допроса. Борьба распространилась на все колонии якутской ссылки. Против партийного суда выступили народники (народовольцы). Социал-демократы использовали «дело Прейс» для борьбы против народников, в частности, их тактики мирного сосуществования с властями. Не оставалась в стороне и верхоянская колония политссыльных, где отбывала ссылку Прейс.
    Среди тех, кто в Верхоянске яростно выступал против социал-демократов, был А. С. Белевский. В. И. Ленин отметил вырождение «...народничества в самую дюжинную теорию мелкобуржуазного радикализма» [* Ленин В. И. Полн. собр. соч. – Т. 1. – С. 303;]. А. С. Белевский был типичным представителем либеральных народников в верхоянской ссылке. И неслучайно, что после ссылки он шаг за шагом отходил от «революционных» идей. Сначала сотрудничество в либеральной печати, потом отход от всяких прогрессивных (не говоря уже о революционных) идей и, как следствие, после победы Великого Октября — ярый контрреволюционер, колчаковец.
    С. А. Басов-Верхоянцев вспоминал впоследствии: «В Верхоянске колония раскололась на две части по «делу Прейс». Социал-демократическая часть, которая требовала суда над Прейс..., оставалась в меньшинстве. В это время мы получили письмо от Ольминского, в котором он выразил самую горячую поддержку по поводу нашего решения идти на раскол. Эта поддержка нас очень обрадовала» [* Цит. по кн.: Мещерский А. П. Первые марксисты в сибирской ссылке. – Иркутск, 1966. – С. 176.].
    Таким образом, борьба против народников в верхоянской ссылке привела к расколу колонии на социал-демократическую и народническую группы. Социал-демократическая группа выступала против антимарксистских, ревизионистских и других течений в революционном движении...
                                                                        Приложение 1
                             ПОЛИТИЧЕСКИЕ ССЫЛЬНЫЕ ВЕРХОЯНСКОГО ОКРУГА
                                                                         (1861-1903 гг.)
    74. Прейс Екатерина Александровна.    1900-1901
    75. Белевский Алексей Степанович       1900-1901
                                                                        Приложение 4
       КРАТКИЕ БИОГРАФИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ССЫЛЬНЫХ ВЕРХОЯНСКОГО ОКРУГА
                                                                          (1861-1903 гг.)
    ПРЕЙС ЕКАТЕРИНА АЛЕКСАНДРОВНА (урожденная ИОГАНСЕН), род. в 1875 г. в семье дворянина Тверской губ. Раннее замужество не помешало ей встать на революционный путь. Разность во взглядах в конце концов привела к отчуждению с мужем. Прибыла в Верхоянск 6 февраля 1900 г. вместе с А. С. Белевским.
    БЕЛЕВСКИЙ АЛЕКСЕЙ СТАНИСЛАВОВИЧ (СТЕПАНОВИЧ), род. 17 марта 1859 г. в Могилевской губ. в семье дворянина. Окончил в Москве Петровскую земледельческую академию и получил степень магистра сельского хозяйства. В революционном движении участвовал с конца 70-х годов. Неоднократно был арестован и отбывал ссылку в Вологодской, Архангельской, Томской губ. По-возвращении из ссылки до 1893 г. находился под негласным надзором полиции. В 1894 г. вошел в состав петербургской группы народовольцев А. Ергина. Был в числе руководителей, организатором подпольных типографий и изданий. Арестован 24 июля 1896 г. После двухлетнего тюремного заключения выслан в Восточную Сибирь сроком на 8 лет. По распоряжению якутского губернатора должен был быть отправлен в Колымский округ, но из-за болезни временно оставлен в Якутске. В Верхоянск прибыл вместе с Прейс 6 февраля 1900 г. Здесь они поженились, и у них родилась дочь. 10 апреля 1901 г. выехали в Якутск, а через год, 6 июня 1902 г., Белевский был переведен в Енисейскую губ., в 1903 г. туда же переехала Прейс. После; ссылки Белевский под фамилией Белорусова работал в «Русских ведомостях», превратился в ярого кадета и контрреволюционера, а после победы Октябрьской революции — в колчаковца. Умер в 1919 г. в Иркутске.
                                                          ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
    Белевский А. С.  44, 55, 72, 115, 140, 141
    Прейс Е. А.  44, 54, 55, 115, 140, 141
    /П. Л. Казарян.  Верхоянская политическая ссылка (1861-1903 гг.). Якутск. 1989. С. 43-44, 54-55, 115, 140-141, 169, 172./

    БЕЛÉВСКИЙ Алексей Степанович (1859-1919), российский политический деятель. Участник народнического движения 1870-х гг., в конце 1880-х гг. руководитель группы социалистов-федералистов, редактор нелегальной газеты «Самоуправление», в 1894-96 член и главный теоретик Группы народовольцев (Санкт-Петербург). Один из создателей и лидеров Всероссийского крестьянского союза (1905). После октября 1917 участник антибольшевистской борьбы в Сибири, издатель газеты «Отечественные ведомости». Воспоминания «Из пережитого» (1906).
    /Краткая Российская Энциклопедия. Т. 1. Москва. 2003. С. 256./

    БЕЛÉВСКИЙ Алексей Степанович (псевд. — Белорусов) (17. 3. 1859, имение Шеды Горецкого у. Могилёвской губ. — 1919, Иркутск), участник рев. движения. Из дворян. С 1876 студент Петровской земледельч. и лесной академии в Москве, участник народнич. кружков. В 1879 арестован «за принадлежность к рев. партии» и выслан в адм. порядке в Вологду, затем в Сольвычегодск. В 1880 переведён в Мезень Архангельской губ., затем в Мариинск Томской губ. С 1884 жил под негласным надзором на родине. В окт, 1886 сдал выпускные экзамены в Петровской академии, в 1889 защитил магистерскую дисс. Чл. моск. гр. «социалистов-федера-листов», ред. двух первых номеров газ. «Самоуправление» (Женева), оказывал содействие петерб. террористич. кружку. В 1890 арестован, в марте 1891 освобождён под залог в 1200 руб. В янв. 1892 сослан в Могилёвскую губ. С 1894 чл. петерб. Группы народовольцев, её теоретик, ред. и автор осн. статей «Летучего листка» группы (№ 3 и 4); взгляды Б. эволюционировали к марксизму. В июне 1896 арестован, ок. полутора лет содержался в Петропавловской крепости. В нояб. 1897 по Высочайшему повелению приговорён к 2 годам тюремного заключения и ссылке в Вост. Сибирь на 8 лет. Наказание отбывал в Верхоянске, с нояб. 1900 — в Якутске, с 1902 — в Енисейске. Освобождён по манифесту 1904, сотрудничал в газ. «Наша жизнь», «Русские ведомости», ж. «Вестник Европы» и др. В 1905 участвовал в орг-ции Всерос. крестьянского союза, чл. Бюро содействия при Гл. к-те союза; в нояб. арестован, в 1906 освобождён и эмигрировал в Турцию, затем во Францию; корреспондент «Рус. ведомостей» в этих странах. После Февр. рев-ции в России чл. Бюро «Совета обществ, деятелей». После Окт. рев-ции участвовал в белом движении; издавал в Сибири газ. «Отеч. ведомости». Автор воспоминаний.
    Соч.: Из пережитого, М., 1906; Зем. вопрос и национализация земли, М., 1906.
    Лит.: Меньщиков Л., Охрана и рев-ция, ч. 1, М., 1925; Куделли П., Народовольцы на перепутье, Л., 1925; Мазуренко С., К истории крест. движения 1905 г., «Пути рев-ции», 1926, кн. 4.
    Н. Д. Ерофеев
    /Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия в пяти томах. Том. 1. Москва. 1994. С. 190-191./


    БЕЛÉВСКИЙ Алексей Степанович (1859-1919), российский политический деятель. Участник народнического движения 1870-х гг., в конце 1880-х гг. руководитель группы социалистов-федералистов, редактор нелегальной газеты «Самоуправление», в 1894-96 член и главный теоретик Группы народовольцев (Санкт-Петербург). Один из создателей и лидеров Всероссийского крестьянского союза (1905). После октября 1917 участник антибольшевистской борьбы в Сибири, издатель газеты «Отечественные ведомости». Воспоминания «Из пережитого» (1906).
    /Новая Иллюстрированная Энциклопедия. Кн. 2. Москва. 2004. С. 173; Новая Иллюстрированная Энциклопедия. Кн. 2. Москва. 2005. С. 173./



                                                     РЭВАЛЮЦЫЯНЭР І ЖУРНАЛІСТ
    У дарэвалюцыйных газэтах і часопісах даволі часта можна было сустрэць матэрыялы з подпісам “Белорусов”. Гэта псэўданім нашага земляка Бялеўскага Аляксея Сцяпанавіча.
    Нарадзіўся А. С. Бялеўскі ў вёсцы Шэды 17 сакавіка 1859 г. У 1869-76 гг. вучыўся ў гімназіі спачатку ў Магілёве, затым у Полацку.
    У 1876 г. стаў студэнтам Пятроўска-Разумоўскай земляробчай і лясной акадэміі. Удзень ён старанна вывучаў земляробчую справу, а па вечарах разам з сябрамі прысутнічаў на сходках народніцкага гуртка, займаўся распаўсюджваньнем рэвалюцыйнай літаратуры. У 1879 г. ім зацікавілася царская паліцыя. Вынік гэтага інтарэсу — ссылка пад галосны нагляд у Валагодзкую губэрню.
    У паўночнай губэрні Бялеўскі шмат працаваў над сваёй самаадукацыяй, вывучаў сельскагаспадарчыя навукі і ў 1886 г. экстэрнам здаў экзамэны ў Пятроўска-Разумоўскай акадэміі і абараніў працу на ступень магістра сельскагаспадарчых навук. Не застаецца А. С. Бялеўскі ўбаку і ад рэвалюцыйнай дзейнасьці. Вядома, што ў 1887 г. ён актыўна працаваў у маскоўскай групе “сацыялістаў-фэдэралістаў”, быў рэдактарам двух нумароў газэты “Самоуправление”, якія ўбачылі сьвет у Жэнэве.
    У красавіку 1889 г. царская жандармэрыя зноў прыцягвае яго да адказнасьці па справе газэты “Самоуправление”. Яму было забаронена жыць у Маскве. Аляксей Сцяпанавіч вяртаецца на радзіму, працуе некаторы час выкладчыкам батанікі і садаводзтва ў Горацкім земляробчым вучылішчы. Але аб гэтым даведалася жандармэрыя, і Бялеўскі быў звольнены. Да мая 1893 г. ён жыў у роднай вёсцы Шэды, затым у Рэчыцкім павеце.
    З 1894 г. А. С. Бялеўскі зноў працуе ў Пецярбургу і ўваходзіць у групу нарадавольцаў. Як адзначаецца ў кнізе “Деятели революционного движения в России” (т. III, вып. I. М., 1933 г.), “зьяўляўся галоўным тэарэтыкам і галоўнай літаратурнай сілай, вёў барацьбу з тэрарыстычнымі тэндэнцыямі, меў нахільнасьць да марксізму”. У гэты час ён — рэдактар і аўтар важнейшых артыкулаў “Летучего листка группы народовольцев”.
    Па даручэньню нарадавольцаў у маі 1896 г. Бялеўскі зьняў дачу ў пасёлку Лахбе пад Пецярбургам, дзе стварыў партыйную друкарню. Але паліцыя хутка знайшла яе, і Бялеўскі быў арыштаваны. Амаль год ён знаходзіўся ў Петрапаўлаўскай крэпасьці. А потым Бялеўскі быў сасланы ў Якуцію тэрмінам на 8 гадоў.
    Першая руская рэвалюцыя вызваліла рэвалюцыянэра, і ён пачаў актыўна займацца літаратурнай працай у газэтах і часопісах “Наша жизнь”, “Русские ведомости”, “Вестник Европы” і іншых. Пасьля паражэньня першай рускай рэвалюцыі Бялеўскаму прыйшлося эмігрыраваць за мяжу. Там ён працаваў карэспандэнтам “Русских ведомостей” у Турцыі і Францыі. У 1917 г. вяртаецца на радзіму. Памёр Аляксей Сцяпанавіч у 1919 г. у Іркуцку.
    У. Ліўшыц
    /Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Горацкага раёну. Мінск. 1996. С. 83-84./

    Е. Коркина
                                                       М. Н. АНДРОСОВА-ИОНОВА
    /М. Н. Андросова-Ионова. Олоҥхолор, ырыалар, этнографическай бэлиэтээһиннэр, ыстатыйалар. Дьокуускай. 1998. С. 13./


                                                                          Глава 6
                                                ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ РОССИИ
    ...Позиции А. В. Колчака, на наш взгляд, были очень близки к кадетским, либерально-буржуазным. Не случайно с ним во многих случаях солидаризировались лидеры сибирских и уральских кадетов: А. С. Белорусов (Белевский) [* Белорусов (настоящая фамилия Белевский) Алексей Станиславович (1859-1919) -  журналист, общественный деятель. В 1919 г. редактор «Отечественных ведомостей», издававшихся в Екатеринбурге. Член Партии народной свободы (к.-д.). В 1890-1900-х годах в течение 10 лет отбывал ссылку в Сибири за участие в народническом движении. После поражения революции 1905-1907 гг. эмигрировал во Францию, вел журналистскую работу, был корреспондентом газеты «Отечественные ведомости». Участвовал в политической деятельности при А.В. Колчаке. Подготовительная комиссия под его руководством разрабатывала вопрос о Всероссийском правительственном собрании учредительного характера и областных представительных учреждений. Были выработаны «Общие положения», которые предполагалось положить в основу будущего закона о выборах в Национальное Учредительное собрание. Умер в сентябре 1919 г. в Иркутске.], В. Н. Пепеляев, Л. А. Кроль и другие. Лидер уральских кадетов Кроль, отражавший позиции левого крыла партии, после встреч с Колчаком, изучения его программных выступлений, актов руководимого им правительства давал им высокую положительную оценку...
    /И. Ф. Плотников.  Александр Васильевич Колчак. Исследователь, адмирал, Верховный правитель России. Москва. 2002. С. 130, 627-628./


    БЕЛЕВСКИЙ (лит. псевд. Белоруссов) АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВИЧ (17 (29) 03. 1859, имение Шеды, Городецкий у., Могилевская губ. — 09. 1919, Иркутск), полит. и обществ. деятель, писатель. Из дворян. Экстерном оконч. Петровскую земледельческую и лесную акад. (1886). В 1890-1900-е — участ. народнического движения, отбывал 10-летнюю сиб. ссылку. Чл. партии нар. свободы. Участвовал в создании «Всерос. крест. союза». С 1906 — в эмиграции во Франции, участвовал в качестве корр. в газ. «Отеч. ведомости» и получил широкую известность как либер. деятель и литератор. После Февр. рев-ции вернулся в Россию и включился в активную обществ. деятельность. 8–10 авг. 1917 участвовал в совещании обществ. деятелей в Москве, избран чл. «Постоянного Совета обществ. деятелей России». Власть большевиков не принял. Вошел в состав нелег. «Нац. Ц.». Уехал на В., объединил все отд. Ц. в филиал, названный «Нац. союзом» и был избран пред. его правления, обосновавшегося в Екат. Осенью 1918 проживал в Уфе, затем поселился в Екат., где основал газ. «Отеч. ведомости», к-рая выходила с 1 янв. до сер. июля 1919. Изд. быстро получило распространение и популярность. Б. был одним из инициаторов формирования в Екат. в февр. 1919 губ. блока полит. партий и обществ. группировок на основе программы Верх. правителя России адмирала А. В. Колчака. Участвовал как предст. обществ. во встречах Колчака и беседах с ним, пытался повлиять на него в деле ограничения произвола воен. властей и расширения прав гражд. властей, местного самоуправления. Был назначен пред. «Подготовительной комиссии по разработке вопросов о Всерос. правительственном собр. учредительного характера и обл. правительственных учреждений». Выработка док-та конституционного характера под рук-вом Б. была начата весной 1919 в Екат., продолжена и завершена в Омске. Б. скончался в сент. 1919 в Иркутске от тифа.
    Соч.: Верховный правитель и демократия // Отечественные ведомости. 1919. 26 февраля.
    Лит.: Светлой памяти А. С. Белоруссова-Белевского // Великая Россия. Томск. 1919. 3 октября; Ерофеев Н. Д. Белевский Алексей Степанович // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Ч. 1. М., 1994.
    И. Ф. Плотников
    /Екатеринбург. Энциклопедия. 280-летию Екатеринбурга посвящается. Екатеринбург. 2002. С. 43./

    Г. Д. Селянинова
              ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ А. С. БЕЛЕВСКОГО-БЕЛОРУССОВА В ЕКАТЕРИНБУРГЕ
                                       В КОНЦЕ 1918 - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 1919 ГОДА
    Изучение вопроса о выборе интеллигенцией того или иного пути в общественно-политической жизни российского общества очень важно для понимания причин реализации той или иной альтернативы исторического развития. Интеллигенция, как носитель общественного сознания, выступает в качестве активного субъекта в происходящих в жизни общества процессах. В отличие от других социальных групп ей имманентно присущи такие качества, как индивидуализм, яркая самобытность, в результате чего отдельные представители интеллигенции, оказываясь в ситуациях выбора, придают не только собственной жизни, но и жизни общества определенную направленность и колорит. Очень важно поэтому, какую гражданскую позицию они занимают.
    В связи с этим чрезвычайно любопытно обратиться к опыту эпохи Гражданской войны и, в частности, к деятельности журналиста Алексея Станиславовича Белевского-Белоруссова.
    Осенью 1918 года он эвакуировался из Уфы в Екатеринбург, и его газета «Отечественные ведомости» стала центром объединения антибольшевистских и антисоциалистических сил.
    Как известно, 18 ноября 1918 года адмирал А. В. Колчак провозгласил себя Верховным правителем. Телеграмма из Омска о принятии адмиралом единоличной власти и об аресте членов «Директории» была получена в Екатеринбурге днем 19 ноября и тотчас была передана официальным телеграфным агентством редакциям местных газет [ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 179, л. 120]. «Отечественные ведомости» готовились опубликовать ее без всяких комментариев. Но в ночь на 20 ноября, когда газеты печатались, во все редакции явились чешские офицеры, предъявившие ордера чешского коменданта города об изъятии этой телеграммы из газетного текста. Редакторы подчинились насилию, и газеты вышли с «белыми местами». Члены екатеринбургского отделения чешского Национального совета, несмотря на свои неоднократные заявления о том, что чешский корпус будет держать строжайший нейтралитет и не будет вмешиваться во внутренние дела России, как только получили известие о свержении «Директории», решили опубликовать следующее заявление: «...Переворот в Омске от 18 ноября нарушил начала законности, которые должны быть положены в основу всякого государства, в том числе и Российского... Мы... сожалеем о том, что в тылу действующей армии силами, которые нужны на фронте, устраиваются насильственные перевороты. Так продолжаться дальше не может. Чехословацкий Национальный совет надеется, что кризис власти, созданный арестом членов российского Временного правительства, будет разрешен законным путем и потому считает кризис незаконченным. Потейдель, Свобода» [ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 179, л. 121].
    На следующий день выяснилось, что местное чешское командование распорядилось задержать опубликование омской телеграммы до получения инструкций от высшего командования. Вскоре из главного чешского штаба сообщили, что союзное командование соблюдает нейтралитет во внутренней политической борьбе и рекомендует сделать то же и чехам.
    Эсеры во главе с В. И. Черновым, находившиеся в Екатеринбурге, были настроены решительно против переворота, совершенного адмиралом А. В. Колчаком. Съезд членов Учредительного собрания в Екатеринбурге постановил избрать из своей среды комитет. В него вошли Чернов, Вольский, Алкин, Федорович, Брушвит, Фомин и Иванов. «Семерка» просуществовала недолго. 19 ноября группа офицеров и солдат арестовала участников съезда во главе с Черновым. Сообщалось, что все они, и особенно Чернов, будут преданы военному суду и что им угрожает смертная казнь. Генерал Гайда распорядился выслать арестованных за пределы Урала в Челябинск, откуда они могли уехать в Уфу [Кроль, 1922: 159-160].
    На офицерском совещании одним из присутствующих было внесено предложение о расстреле Чернова, однако оно встретило единодушный отпор остальных участников собрания. Указывалось, что Чернов - ничтожная величина и что он не пользуется никаким влиянием в народных массах, не считая небольшой кучки единомышленников, а убийство может возвеличить его в глазах общественного мнения и придать ему ореол мученика. Решено было обыскать учредиловцев и прекратить в дальнейшем пропаганду их идей [ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 179, л. 134].
    А. С. Белевский-Белоруссов выступил против чехословацкого комитета [ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 179, л. 124]. В свою очередь, чешское командование, хотя и сочувствовало Черновцам, не решалось открыто стать на сторону социалистов. Оно ограничилось опубликованием приказа, запрещавшего всякую пропаганду в войсках [ГАРФ, ф. Р-5881, оп. 1, д. 179, л. 125-127]. А. С. Белевский-Белоруссов призвал военных к благоразумию и потребовал предания Чернова, если он в чем-либо провинился, гражданскому, а не военно-полевому суду.
    В то же время провозглашенная Верховным правителем идея о необходимости созыва Учредительного собрания постоянно привлекала внимание прессы. Так, например, в статье «Сибирские вожделения» в газете «Наш Урал» по поводу заявления Вологодского «о необходимости начатия ряда подготовительных работ по созданию Всероссийского национального собрания, а также Сибирского национального собрания» говорилось: «Мы, уральцы, должны немедленно принять меры к тому, чтобы одновременно начались работы по созыву Учредительного собрания Урала» [ГАРФ, ф. 982, оп. 1, д. 322, л. 15].
    Но, заявляя о необходимости проведения подготовительных работ по созыву представительного учреждения, правительство адмирала А. В. Колчака поддерживало именно те политические организации, позиции которых не были ориентированы на социалистические идеи. В их числе было екатеринбургское отделение Национального союза, начавшее функционировать в городе по инициативе А. С. Белевского-Белоруссова.
    Первое организационное собрание по созданию екатеринбургского отделения Национального союза состоялось 1 января 1919 года в квартире Д. А. Семенова, а уже 9 января общее собрание его членов избрало комитет союза. В его состав вошли П. Н. Приходько, Н. Ф. Магницкий, Д. А. Семенов, П. И. Рябов, Д. П. Чистосердов, Ю. И. Крыжановский, В. А. Герасимов, Н. М. Куроченко и А. Е. Черниговский [Отечественные ведомости. 1919. 3, 11 янв. {* В дальнейшем ссылки на это издание будут обозначаться только датой выпуска номера.}].
    В местных газетах были опубликованы объявления, приглашающие горожан записываться в члены Союза [12 янв.]. Программные установки были изложены в опубликованных объявлениях:
    «Граждане и гражданки!
    Все, в ком жива любовь к Родине, кто желает ея мощи, свободы и счастья, помогайте средствами и личным участием Всероссийскому национальному союзу, который будет проводить в жизнь следующие основные положения:
    1) Единая, нераздельная Россия.
    2) Восстановление государственности.
    3) Крепкая власть. До избрания Национальным собранием окончательной формы правления - диктатура.
    4) Представительный образ правления и проведение в жизнь основных гражданских свобод.
    5) Равенство национальностей в правах.
    6) Широкое местное самоуправление.
    7) Религиозное воспитание народа.
    8) Крепкая дисциплинированная армия.
    9) Развитие производительных сил страны и подъем производительности труда. Улучшение положения рабочего класса.
    10) Охрана собственности и имущества.
    11) Удовлетворение земельной нужды крестьянства.
    12) Поднятие промышленности и торговли; борьба со спекуляцией» [22 янв.].
    Программные установки союза имели этатистскую направленность: установление в единой нераздельной России крепкой власти, способной подготовить избрание Национального собрания. Следует отметить, что хотя и объявлялась необходимость гражданских свобод, равенства национальностей, широкого местного самоуправления и представительной формы правления, для достижения всех этих целей предполагалось установить диктатуру [22 янв.].
    Среди принципов, на основе которых должна была функционировать эта система управления, отмечались беспартийность, демократизм и национальный характер.
    Отделение Всероссийского национального союза в Екатеринбурге, кроме того, призывало бороться «с большевизмом слева и справа» [ГАРФ, ф. 952, оп. 3, д. 22, л. 22].
    Стремясь привлечь к деятельности союза молодое поколение и полагая, что культурно-просветительная работа должна составлять главное содержание деятельности союза, правление решило устроить в Екатеринбурге учреждение, аналогичное учреждениям, созданным «Христианским союзом молодых людей». В этих целях разрабатывался план такого института совместно с руководителями Союза христианских молодых людей в Екатеринбурге и Омске и церковно-приходского братства и некоторых представителей екатеринбургского духовенства.
    К началу февраля общее количество членов Екатеринбургского отделения Национального союза составляло 100 человек. К этому времени (с середины декабря 1918 года) ими было собрано пожертвований на сумму свыше 5 тыс. рублей, высланы на фронт выпущенные большими тиражами три прокламации, художественный плакат, отпечатанный в чешской литографии, обращение к населению, две брошюры пропагандистского характера: одна - в виде катехизиса патриота, другая - с развитой и мотивированной программой союза.
    Национальный союз получил предложение фабриканта В. Логинова взять в свое заведование устроенный им и оборудованный при спичечной фабрике театр на 500 человек и библиотеку свыше 3000 томов [Отечественные ведомости. 1919. 25 марта].
    В своей деятельности просветительно-агитационный отдел отказался от митинговых приемов распространения своих взглядов и сосредоточил все усилия на расширении издательской деятельности, проведении просветительной работы путем организации лекций и с помощью театра [25 марта].
    Работа по обслуживанию армии на фронте и в тылу выразилась в пересылке посылок от родных, писем и подарков от союза, в исполнении разнообразных поручений воинов особо откомандированными в распоряжение союза командами. Союзом был организован сбор пасхальных подарков для армии. Такая посредническая деятельность была встречена на фронте с благодарностью. Союз в Екатеринбурге занимался сбором книг для составления летучих библиотек для фронта и тыла, главным образом для лазаретов, где были организованы сеансы и переносного кинематографа [25 марта].
    Вся эта деятельность была бы невозможной без вложения значительных средств. В связи с этим были распространены особые подписные листы и было принято решение внести для членов союза и сочувствующих самообложение. За два с половиной месяца было собрано от членских взносов и пожертвований 16 тыс. рублей. Фирма «Богатиев и К°» в целях поддержки деятельности союза пожертвовала 15000 рублей [25 марта].
    В результате этой агитационной работы, ориентированной на провинцию, уездные и более мелкие отделения союза возникли в Нижнем Тагиле, Далматове; шли переговоры по организации одиннадцати отделений в Челябинске, Перми, Уфе, Ирбите, Шадринске и других заводах [9 февр.]. В конце марта Екатеринбургское отделение Всероссийского национального союза присвоило себе функции областного [22 марта].
    Политическая деятельность союза заключалась также в установлении связей с Национальным центром в Москве, с его представителями при армиях генералов Деникина и Юденича с целью «осведомить русские общественные круги с ходом дела восстановления государственности и власти на территории, подчиненной Верховному Правителю» [25 марта]. Кроме того, члены Союза участвовали в предварительных переговорах по образованию екатеринбургского городского избирательного блока [25 марта].
    Екатеринбургское отделение Всероссийского национального союза выступило в марте 1919 года с обращением к Верховному правителю, приветствуя его «как правителя, мудро ведущего Россию по пути восстановления ее государственности; государственную же программу... как отвечающую потребности времени и соответствующую сознанию государственно мыслящих элементов русского народа» [25 марта]. В обращении было изложено требование о включении в состав правительства только тех лиц, которые готовы энергично и твердо осуществлять конкретную политическую программу - адмирала А. В. Колчака [25 марта].
    Беспокойство членов Всероссийского национального союза вызывало неприятие омских властей иностранными журналистами, различными политическими силами внутри России, считавшими переворот 18 ноября «торжеством реставрационных элементов», а адмирала Колчака - реакционером. Екатеринбургские члены Всероссийского национального союза приветствовали инициативу тринадцати общественных организаций Омска, создавших блок, и считали: то, что «сделал Омск, должен сделать и Урал», «образование такого блока демократических, не государственных партий, групп и организаций на Урале мы считаем поэтому очередной задачей; и не только очередной, но и спешной» [29 янв.]. Екатеринбургский блок создавался по примеру Омского блока. В последний входило 13 организаций, в том числе правые эсеры, народные социалисты, кадеты, группа «Единство», кооператоры, промышленники. Как отмечали современники, «блок в политическом смысле был блоком тринадцати нулей», но с ним были связаны казаки и военные круги. Омский блок возник еще до прихода к власти адмирала А. В. Колчака и был настроен решительно против «Директории», обосновавшейся в Омске, «ведя себя по отношению к ней до неприличия вызывающе» [Кроль, 1922: 147]. Выступая против «Директории», члены Омского блока действовали следующим образом: к членам «Директории» приходили одна за одной тринадцать депутаций и говорили дерзости [Кроль, 1922: 144].
    Процесс создания блока общественных и политических организаций был инициирован в Екатеринбурге издателями газеты «Отечественные ведомости» в январе 1919 года, а организационным центром стал Всероссийский национальный союз, руководящее ядро которого возглавлял А. С. Белевский-Белоруссов.
    Была объявлена цель создания блока в Екатеринбурге - борьба с большевизмом, превратившемся, как указывалось, из «идеологии трудящихся масс» в «знамя профессиональной взаимопомощи совдепов и комиссаров, союз насильников, организацию баскаков». Отмечалось, что советская власть, прикрываясь именем народа, «решительно отбрасывает всякие демократические и социалистические реверансы и все откровеннее усваивает методы действия в завоеванной неприятельской земле» [Отечественные ведомости. 1919. 3 янв.].
    А. С. Белевский-Белоруссов, начав организационную работу по созданию блока в поддержку правительства адмирала А. В. Колчака, призывал: «Войдите в блок, который образуется, возникнув в Омске, и который вскоре распространится на всю Россию и явится беспримерным по значению и силе политическим фактором. Блок всех государственно и национально мыслящих элементов и организаций страны, имеющий целью дать политике Верховного правителя всю ту силу, которою обладает организованное мнение народа» [9 февр.].
    Считая возможным установление в качестве окончательной формы правления в успокоенной и упорядоченной России республики или конституционной монархии, А. С. Белевский-Белоруссов полагал, что «трудно сказать, какая из них в конце концов склонит в свою пользу народную симпатию»: «Чем успешнее пойдет руководимое адмиралом Колчаком дело восстановления русской государственности и упорядочение нашей внутренней жизни, тем более шансов получит республика... Опыт народоправства во время революции подорвал шансы республики и ее общественный кредит, благоприятный опыт общественной самодеятельности в период воссоздания России неминуемо восстановит ныне пошатнувшийся авторитет этой наиболее чистой формы народоправства» [9 февр.]. Безоговорочная поддержка политики адмирала А. В. Колчака была основана на убежденности в том, что «правительственный механизм находится в руках, во всяком случае, не реакционных, не в руках правых большевиков», а глава его, адмирал Колчак, «является живой гарантией того, что правительственная политика не свернет ни вправо, ни влево, не станет орудием какой-либо партии, а послужит лишь национальным и государственным интересам России» [9 февр.]. Хотя, по мнению идеолога Всероссийского национального союза, «исторические личности получают должную и справедливую оценку только тогда, когда сами перейдут на страницы истории, адмирал Колчак есть не только добрый гражданин в самом высоком и требовательном смысле этого слова, и государственный деятель большого калибра, - он есть счастливо найденный строитель новой России» [9 февр.]. А тот факт, что для поддержки Верховного правителя и его политики образуются широкие общественные блоки и что его власть признается и на юге России, и на севере, что генерал Юденич, только идя еще на петроградских большевиков, обращается с извещением о своей готовности служить делу воссоздания единой России, свидетельствует о том, что в лице Верховного правителя в Омске образовалась действительно единая общерусская общепризнанная государственная власть» [9 февр.].
    Редакция газеты «Отечественные ведомости» обратилась ко всем партиям, группам и организациям Урала с призывом объединиться «для воссоздания и обновления России, установления в ней истинной свободы, народного представительства, государственности и порядка как условия трудовой деятельности и экономического процветания», для того, чтобы «заявить о своем доверии и поддержке Верховному правителю, как представителю русской государственности, свободной от партийности и чуждой реакционным и реставрационным стремлениям» [29 янв.].
    Предполагалось, кроме политических партий и групп, привлечь в этот блок общественные организации, профессиональные союзы, кооперативы, торгово-промышленные объединения [29 янв.].
    Обращение «Ко всем гражданам и гражданкам России!», призывающее вступить в блок, адресовано было прежде всего интеллигенции: «Русские интеллигенты, писатели, профессоры, учителя, врачи, юристы, инженеры, техники, вы первые должны показать пример; от вас ждет страна обновляющей мысли и дела» [20 февр.]. Организаторы блока возлагали надежду на политические партии антибольшевистской направленности, чиновников, а также почто-телеграфистов, студентов, священнослужителей, земских служащих, кооператоров.
    На призыв Всероссийского национального союза первыми откликнулись екатеринбургские кадеты. 29 января состоялось под председательством Д. М. Веселова объединенное заседание губернского и городского комитетов партии народной свободы. При обсуждении вопроса о создании в Екатеринбурге блока политических организаций для объединенной работы были обозначены основные позиции: поддержка власти Верховного правителя для борьбы с большевизмом, необходимость национально-просветительной деятельности на фронте и в тылу. Для разработки детального плана блока была избрана комиссия. В нее вошли А. П. Ананьев, Н. Г. Брам, П. И. Лебедев, М. Н. Пактовский и А. М. Спасский [31 янв.].
    Члены партии народной свободы полагали, что главная задача, стоящая перед обществом, «объединение всех демократических и прогрессивных элементов населения для борьбы с большевиками и большевизмом» [8 февр.]. Их позиции были во многом сходны с программой Всероссийского национального союза: «Освободить страну от большевистского гнета, спасти последние остатки народного достояния и приступить затем в полном порядке и разумно к переустройству народной жизни на началах свободного участия самого народа в органах общегосударственных и местного управления... на справедливых основаниях обеспечить землей российского земледельца, возродить русскую промышленность и обеспечить за рабочим классом лучшие условия труда и существования, - словом, воссоздать русскую государственность на основе народовластия, свободы и равенства всех населяющих Россию народов» [8 февр.].
    Екатеринбургские кадеты были убеждены, что со времени своего вступления во власть адмирал Колчак строго выполнял объявленную им программу - не следовать ни по пути партийности, ни по пути реакции [8 февр.]. Поэтому они выступили с предложением ко всем демократическим и прогрессивным группам и организациям сплотиться вокруг адмирала Колчака и поддержать его как в борьбе с большевиками, так и в «доведении страны до свободных выборов в Национальное собрание» [8 февр.].
    Кадеты считали значительным препятствием в объединительном процессе невежество широких слоев населения, не понимавших причины постигшей страну разрухи, склонных многое, если не все, приписывать недочетам власти и легко поддающихся демагогической пропаганде большевиков и их единомышленников [8 февр.]. В связи с этим среди первоочередных задач объявлялось о необходимости развить энергичную антибольшевистскую пропаганду [8 февр.].
    На собраниях кадетов ставился вопрос: директория или диктатура. За диктатуру выступали члены Пермского комитета партии, жаждавшие вернуться домой. Поэтому екатеринбургские кадеты и отделение Национального союза имели общие политические позиции, выразившиеся в признании необходимости диктатуры [Кроль, 1922: 157].
    Губернский комитет партии народной свободы 2 февраля 1919 года единогласно избрал в качестве своего председателя доктора А. М. Спасского, тотчас же активно включившегося в процесс создания блока. Среди организаций, которым предлагалось вступить в блок, кроме Всероссийского национального союза, значились партия «Единство», народные социалисты, профессиональные союзы, кооперативы [Отечественные ведомости. 1919. 4 февр.].
    Вечером 9 февраля 1919 года в зале думских заседаний состоялось первое общее собрание представителей партий и общественных организаций для предварительных переговоров о создании блока. Противоречия между главными инициаторами создания блока проявились практически в самом начале консолидационного процесса. Для соглашения с кадетами специально были избраны делегаты - Н. Ф. Магницкий и К. Т. Зацепин. Деятельность их не была успешной, поскольку, члены губернского бюро партии народной свободы, выработав текст заявления Верховному правителю, а также составив проект блока и по-своему определив его цели, не считали себя уполномоченными вести переговоры или заключать соглашения [9 февр.]. Ознакомившись с опубликованной партией кадетов платформой блока, члены Всероссийского национального союза признали ее для себя неприемлемой и требующей коренной переработки, усечения и дополнения [9 февр.]. В связи с этим правление Всероссийского национального союза постановило обратиться к партии народной свободы с повторным предложением и добиться соглашения относительно принципов и задач блока, а также возобновить свои самостоятельные переговоры о блоке с другими организациями [9 февр.].
    Камнем преткновения оказался вопрос о сроках деятельности блока. Кадеты считали, что блок должен существовать до начала выборов в Национальное собрание, а члены Национального союза придерживались иной точки зрения, полагая, что «и выборы в Национальное собрание, и сама государственно-строительная работа в нем могут быть осуществлены в интересах государства и прогресса полнее при сохранении блока, чем при наличности партийной борьбы между партиями и организациями» [11 февр.].
    Но тяга к единству оказалась сильнее центробежных тенденций, и, идя навстречу предложению Национального союза, партия Народной свободы избрала делегацию в лице П. А. Кронеберга и Н. Г. Брама для соглашения и объединения условий партии с условиями Национального союза [11 февр.].
    На совещании, между прочим, было оглашено заявление Совета съездов кооперативных союзов, отказывающихся вступить в политический блок ввиду того, что кооперативы, во-первых, аполитичны, а, во-вторых, должны направить все свои усилия на воссоздание экономической жизни и на борьбу с наступающим на них частным капиталом [11 февр.].
    Пытаясь убедить кооперативы расстаться со своим аполитизмом, издатели «Отечественных ведомостей» утверждали в своих передовых статьях, что «кооперативы могут жить, работать и развиваться только в благоустроенном государстве и потому их собственный интерес заставляет их... способствовать воссозданию русской государственности, правопорядка, общей обеспеченности жизни и имущества...» [13 февр.].
    Количество общественных организаций, пожелавших войти в блок, оказалось небольшим. Это контрастировало с той потрясающей политической активностью, которую проявляли различные группы интеллигенции в 1917 году. Сравнивая ситуацию 1917-1918 и 1919 годов, редакция «Отечественных ведомостей» резюмировала: «Стоит вспомнить многочисленные кооперативные съезды 17 года, и, если не ошибаемся, майский учительский съезд, вступивший в ожесточенную борьбу с тогдашним министром народного просвещения Мануйловым, виноватым в излишне деловом и “буржуазном” направлении, данным им всему министерству. Когда пришли большевики, ряд профессиональных организаций вступили в политическую борьбу с большевиками. Городские служащие, банковые, учительские союзы, чиновники многих ведомств объявили забастовку, и в борьбе, в которой они платились карманом, желудком и заработком, проявили много мужества. Но с тех пор времена переменились. “Политика” утратила свое обаяние. Люди устали. Обывательщина вступает в свои традиционные права, и вот мы видим, как, то тут, то там, выбрасывается лозунг аполитизма: мы де, чисто экономические организации, мы-де организации профессиональные, нам неуместно заниматься политикой и партийной борьбой».
    Проведя сложную объединительную работу при создании екатеринбургского блока, его руководство утвердилось в вопросе о привлечении общественных организаций к государственному строительству в следующей позиции: «Считать таковое желательным при условии персонального приглашения работоспособных общественных деятелей властью, но ни в коем случае не при господстве выборного начала от общественных организаций, поскольку выборное начало может только понизить рабочую способность административных и общественных совещаний, не говоря о том, что оно может превратить их в поля битв между представителями противоположных классовых интересов» [13 февр.].
    Таким образом, А. С. Белевский-Белоруссов, придерживавшийся когда-то социалистической ориентации, уже в ходе Первой мировой войны «насторожился в этом отношении», а в годы Гражданской войны эволюция его взглядов привела на службу к адмиралу А. В. Колчаку Сегодня для нас чрезвычайно ценным являются опыт создания политической коалиции в Екатеринбурге, проекты политических реформ, составлявшиеся во время ожесточенных сражений Гражданской войны. В основе действий А. С. Белевского-Белоруссова лежали представления о том, что основная масса российского населения не готова к демократическим преобразованиям и поэтому судьбы России должна вершить наиболее образованная часть ее населения, создавая различные союзы, блоки, проекты преобразований с целью стабилизации российской политической системы.
    Список литературы
    ГАРФ, ф. Р-5881,982, 952.
    Кроль Л. А. За три года. Владивосток, 1922.
    Отечественные ведомости. 1919.
    /Известия Уральского государственного университета. № 27. Екатеринбург. 2003. С. 130-138./




                                                                   Именной указатель
    Белевский А. С.  128
    /Архивы России о Якутии. Вып. 1. Фонды Государственного Архива Иркутской области о Якутии. Справочник. Ответственный редактор профессор П. Л. Казарян. Якутск. 2006. С. 128, 452./

                                                                                Маім бацькам –
                                                                                Маісею Хаймавічу
                                                                                 і Саф’і Давыдаўне прысвячаю...
                                                          ЗА СВАБОДУ НАРОДА
    ...У рэвалюцыйным руху Расіі канца 70-х - пачатку 80-х гадоў прымаў актыўны ўдзел браты Я. І. і У. І. Бычковы, А. С. Бяляўскі...
    У расійскіх дарэвалюцыйных газэтах і часопісах даволі часта можна было сустрэць матэрыялы з подпісам “Белорусов”. Гэта пасудзінім нашага земляка А. С. Бялеўскага.
    Нарадзіўся А. С. Бялеўскі ў вёсцы Шэды Горацкага павета 17 сакавіка 1859 года. У 1869-76 гг. вучыўся ў гімназіі спачатку ў Магілёве, затым у Полацку.
    У 1876 годзе стаў студэнтам Пятроўска-Разумоўскай земляробчай і лясной акадэміі. Удзень ён старанна вывучаў земляробчую справу, а па вечарах разам з сябрамі прысутнічаў на сходках народніцкага гуртка, займаўся распаўсюджваньнем рэвалюцыйнай літаратуры. У 1879 годзе ім зацікавілася царская паліцыя. Вынік гэтага інтарэсу - ссылка пад галосны нагляд у Валагодзкую губэрню.
    Там Бялеўскі шмат працаваў над сваёй самаадукацыяй, вывучаў сельскагаспадарчыя навукі і ў 1886 г. экстэрнам здаў экзамэны ў Пятроўска-Разумоўскай акадэміі і абараніў працу на ступень магістра сельскагаспадарчых навук. Не застаецца А. С. Бялеўскі ў баку і ад рэвалюцыйнай дзейнасьці. Вядома, што ў 1887 г. ён актыўна працаваў у маскоўскай групе “сацыялістаў-фэдэралістаў”, быў рэдактарам двух нумароў газэты “Самоуправление”, якія ўбачылі сьвет у Жэнэве.
    У красавіку 1889 года царская жандармэрыя зноў прыцягвае яго да адказнасьці па справе газэты “Самоуправление”. Яму было забаронена жыць у Маскве. Аляксей Сцяпанавіч вяртаецца на радзіму, працуе некаторы час выкладчыкам батанікі і садаводзтва ў Горацкім земляробчым вучылішчы.
   З 1894 г. А. С. Бялеўскі зноў працуе ў Пецярбургу і ўваходзіць у групу нарадавольцаў. Як адзначаецца ў кнізе “Деятели революционного движения в России” (т. ІІІ, вып. I. М., 1933 г.), “зьяўляўся галоўным тэарэтыкам і галоўнай літаратурнай сілай, вёў барацьбу з тэрарыстычнымі тэндэнцыямі, меў схільнасьць да марксізму”. У гэты час ён рэдактар і аўтар галоўных артыкулаў “Летучего листка группы народовольцев”.
    У 1896 годзе ён быў арыштаваны і сасланы ў Якуцію. Памёр у 1919 годзе ў Іркуцку.
    /У. М. Ліўшыц У. М.  Горкі: старонкі гісторыі. Мінск. 2007. С. 97-99./


                                        «ЯКУТСКИЕ ЗЕМСКИЕ ЧЕТЫРЕХГОДИЧНЫЕ
                      СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ КУРСЫ ОБЪЯВЛЯЮ ОТКРЫТЫМИ»
    17 марта 1918 г. на заседании первого земского собрания Якутской области было принято решение об организации четырехгодичных сельскохозяйственных курсов...
    6 августа 1918 г. состоялось заседание Якутской областной земской управы по вопросу о четырехгодичных сельскохозяйственных курсах...
    Педагогический совет сельскохозяйственных курсов в течение августа — сентября 1918 г. успешно решил наиболее насущные организационные вопросы по открытию курсов. 3 октября 1918 г. состоялось торжественное заседание по случаю открытия сельскохозяйственных курсов. Заседание открыл приветственной речью председатель Якутской областной земской управы В. В. Никифоров []. Он в своем выступлении подчеркнул значение события для края, оценил как важный шаг в работе местного самоуправления, выразил признательность за подготовительную деятельность директору курсов Н. Н. Астраханцеву Занятия начались с 3 октября 1918 г. в арендованном доме по улице Большой. Было принято 24 ученика, их обучали 3 учителя.
    Ниже публикуется протокол торжественного заседания Якутской земской управы при открытии четырехгодичных земских сельскохозяйственных курсов. Данный протокол заседания свидетельствует, какой долгий и трудный путь развития прошел Якутский сельскохозяйственный техникум, который в этом году отмечает 90 лет со дня открытия в далеком 1918 г...
    Публикация и вступительная статья подготовлены гл. археографом НА РС(Я) Э. М. Яковлевым.
                         Протокол торжественного заседания Якутской земской управы
                  при открытии четырехгодичных земских сельскохозяйственных курсов
                                                                     3 октября 1918 г.
    На заседание были приглашены и присутствовали областной комиссар, помощник комиссара, представитель от городской управы, представители от уездной земской управы, гласные областного земского собрания, представитель от культурно-просветителъского общества «Саха аймах» [* «Саха аймах» («Якутское племя») — культурно-просветительское общество, просуществовавшее с весны 1917 г. по ноябрь 1920 г. Оно имело филиалы почти во всех округах и улусах. Занималось организацией литературных и драматических кружков, вечеров с лекциями на просветительские темы, краеведческой работой. В августе 1920 г. органы губчека арестовали несколько членов «Саха аймах», обвинив их в антисоветском заговоре, а само общество было распущено.], представитель от Союза учителей, педагогический персонал сельскохозяйственных курсов и представитель от земской агрономической организации.
    Заседание открывает председатель областной земской управы В. В. Никифоров, который сказал следующее: «Я почитаю за особую для себя честь открыть настоящее торжественное заседание Якутской областной земской управы для акта, являющегося первым практическим осуществлением тех мероприятий, которые должны характеризовать собою существенные черты деятельности земских учреждений. Присутствующие здесь знают, при каких тяжелых условиях сформировались и приступили к своей работе органы местного самоуправления. Отсутствие связи с центром, совершенный недостаток каких-либо средств для осуществления земских мероприятий, невыносимый моральный гнет от большевистского захвата, под давлением которых находились все время земские работники, не создавали благоприятной почвы для самодеятельности земских учреждений.
    Несмотря на эти чрезвычайные тяжелые условия мы сегодня, по прошествии восьми месяцев со дня существования земских учреждений, присутствуем на открытии первой в области сельскохозяйственной школы, мечта о которой в умах местных людей зародилась более двадцати лет тому назад. В 1897 г. [* Никифоров называет неточную дату открытия сельскохозяйственного общества...], в период самого тяжелого угнетения общественной мысли и самодеятельности, по инициативе маленькой группы лиц в Якутске возникло Якутское сельскохозяйственное общество [** 12 июля 1899 г. на основе устава местных сельскохозяйственных обществ, с разрешения якутского губернатора в г. Якутске создано сельскохозяйственное общество, учредителями которого стали В. В. Никифоров, С. Я. Дмитриев, бывшие участники Сибиряковской экспедиции М. А. Афанасьев, политссыльный С. Ф. Михалевич и др. 1 августа 1899 г. состоялось первое собрание общества. Председателем был избран С. Я. Дмитриев, казначеем — В. В. Никифоров. Собрание определило основные задачи общества: разработать и распространить среди населения улучшенные, по местным условиям, приемы производства, которые должны повысить общие и технические знания населения по обработке земли, ее удобрению, чередованию посевов, обработке сельскохозяйственной продукции; проведению систематических опытов как на землях членов общества, так и на общественном поле.]. В моей памяти еще свежо воспоминание о том, какие огромные усилия пришлось употребить для того, чтобы преодолеть все препятствия и затруднения к осуществлению этого намерения. Всему, что, казалось бы, могло содействовать успеху этого общества ставились преграды; все те, кто мог бы, очевидно, принести обществу пользу, не допускались к участвованию в нем. Так пришлось вычеркнуть из списка учредителей сельскохозяйственного общества магистра агрономии Белявского [* Белевский — о нем сведений нет.], бывшего тогда невольным жителем области, пришлось весьма усиленно хлопотать за допущение к участию в обществе С. Ф. Михалевича [* Михалевич Станислав Федорович — народоволец, политссыльный, впоследствии эсер, участвовал в работе независимой газеты «Якутская жизнь», один из активных членов Якутского сельскохозяйственного общества.], общественная деятельность которого всем известна. И только привлечение в число учредителей общества прокурора Якутского окружного суда Верховского облегчило и ускорило открытие его...
    В. В. Никифоров, председатель управы    /Подпись/
    НА РС(Я). Ф. 24. Оп. 4. Д. 5. Л. 14-15 об. Машинопись. Копия.
    /Якутский архив. Историко-документальный научно-популярный иллюстрированный журнал. № 4. Якутск. 2008. С. 77-81./



                                                                         Разьдзел 4.
                                        ГОРАД ЧЫНОЎНІКАЎ І РЭВАЛЮЦЫЯНЭРАЎ
    ...У пачатку XX ст. у рускім рэвалюцыйным друку пачалі зьяўляцца матэрыялы, падпісаныя псэўданімам “Беларусаў”, што сьведчыць пра пэўны ўзровень нацыянальнай сьвядомасьці іх аўтара. За гэтым псэўданімам хаваўся шляхціц Аляксей Станіслававіч (Сцяпанавіч) Бялеўскі (нар. у 1859 г.), ураджэнец маёнтка Шэды Горацкага павету Магілёўскай губэрні (цяпер вёска Шэды Горацкага раёна). З 1869 да 1874 г. ён вучыўся ў Магілёўскай гімназіі, адкуль быў пераведзены ў Полацкі кадэцкі корпус. Скончыў яго і ў 1876 г. паступіў у Пятроўскую земляробчую акадэмію ў Маскве. У 1887 г. Бялеўскі ўваходзіў у групу сацыялістаў-фэдэралістаў, як прадстаўнік ад Пятроўскай акадэміі. Быў рэдактарам першых двух нумароў лібэральна-народніцкай газеты “Самоуправление”, якая друкавалася ў Жэнэве ў 1887-1889 гг., зьмясьціў там некалькі сваіх артыкулаў. У маі 1896 г. ён разам з рэвалюцыянэркай Кацярынай Прайс зьняў у пасёлку Лахта пад Пецярбургам дачу. На дачы была разьмешчана партыйная друкарня, якая дзейнічала да аблавы паліцыі 24 чэрвеня 1896 г. Бялеўскага заключылі ў Петрапаўлаўскую крэпасьць, дзе ён прабыў паўтара гады, а затым саслалі на 8 гадоў ва Ўсходнюю Сыбір [* Баркоўскі А. Пад псеўданімам Беларусаў // Голас Радзімы. 22 кастрычніка 2004 г. №№ 14-17. С. 24.].
    /Мікола Нікалаеў. Беларускі Пецярбург. Санкт-Пецярбург. 2009. С. 78./





    А. Н. Ермолаев
                      РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ НАРОДОВОЛЬЦЫ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ССЫЛКЕ
                                            НА ТЕРРИТОРИИ КУЗБАССА В 1870-1880 гг.
    На судьбе еще двоих политических ссыльных стоит остановиться подробнее. Это Владимир Дмитриевич Соколов и Алексей Степанович Белевский. Для обоих ссылка в Мариинск сильно повлияла на их дальнейшую судьбу, творчество и взгляды...
    Алексей С тенанович Белевский занялся революционной деятельностью будучи студентом Петровской земледельческой академии в Москве. В 1879 г. он был привлечен к дознанию по делу о создании революционного «центрального распорядительного комитета». Дознанием была установлена его причастность к революционной деятельности, и он был выслан под надзор полиции в Вологодскую губернию. Через год был переведен в Архангельскую губернию, а в ноябре 1881 г. в Томскую губернию и водворен в Мариинскс. Здесь он пробыл в ссылке три года.
    В 1884 г. ввиду одобрительного отзыва томского губернатора Белевскому было разрешено вернуться на родину в Могилевскую губернию, но без права проживания в Могилеве. Сибирская ссылка не только не отбила у Белевского желание революционной борьбы, а наоборот укрепило его. В 1887 г. он вместе с несколькими народовольцами создал революционную организацию под названием группа «Социалистов-федералистов», которая ставила себе цель - свержение самодержавия путем массового революционного террора. Главный печатный орган группы - журнал «Самоуправление» издавался в Женеве. Белевский не только его редактировал, но и печатал там свои статьи под псевдонимом «Белорусов». В 1889 г. тайная группа «Социалистов-федералистов» была раскрыта полицией. Около полугода с октября 1890 г. по март 1891 г. он находился под стражей. а потом находился под гласным и негласным надзором полиции.
    В 1894 г. он вошел в петербургскую «Группу народовольцев», являясь в ней главным теоретиком и литературным публицистом. Был редактором и автором «Летучего листка группы народовольцев». Однако в 1896 г. подпольная типография группы была раскрыта. Затем в течение двух лет отбывал наказание в Петропавловской крепости и Петербургской одиночной тюрьме. В 1898 г. был выслан в Восточную Сибирь на 8 лет. Ссылку отбывал в Якутске и Верхоянске. В 1904 г. был помилован, вернулся в Европейскую Россию и занялся литературной деятельностью. Сотрудничал в «Вестнике Европы» и других изданиях.
    В 1908 г. Белевский эмигрировал за границу. Жил в Турции и Франции, являлся постоянным заграничным корреспондентом «Русских ведомостей». После революции вернулся в Россию. Долгая революционная деятельность и увиденные им ужасы революции кардинальным обратом изменили его взгляды. На родине он стал выступать как решительный противник большевиков. В 1918 г. он уехал на Дон и вошел в сове при генерале Корнилове. В сентябре того же года он участвовал в «Государственном совещании» в Уфе, где присутствовали лидеры антибольшевистских партий и течений. Там же он был избран в состав временного правления «Всероссийского национального союза». Потом он уехал в Сибирь и стал председателем созданной колчаковским правительством Комиссии по делам о выборах в Учредительное собрание. Умер в Иркутске в 1919 г. [* Белевский Алексей Степанович;.. // Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь. Т. 3. Вып. 1. М.: Всесоюзное общество политических каторжан и ссыльнопоселенцев. 1933. Стб. 238-242.].
    /Вестник Кемеровского государственного университета. Журнал теоретических и прикладных исследований. Т. 1. № 3 (63). 2015. 40-41./