Google+ Followers

суббота, 24 февраля 2018 г.

Кветка Аянская. Помощник Э. К. Пекарского в обработке материалов по приаянским тунгусам В. П. Цветков. Койданава. "Кальвіна". 2018.


                                                                    ПРЕДИСЛОВИЕ.
    В 1903 году я получил приглашение участвовать в Нелькано-Аянской экспедиции, организованной якутской областной администрацией, под начальством гражданского инженера В. Е. Попова, для изыскания пути между селением Нелькан (при р. Мае) и портом Аян. На мою долю выпало исследование, по заранее составленной программе, экономического положения тунгусов, бродящих между Нельканом и Аяном. Почти по всем пунктам этой программы мною был собран достаточно обширный материал, если принять во внимание тот незначительный промежуток времени, которым я располагал для выполнения возложенных на меня работ, именно: с 21 июля по 12 сентября. За это время мною опрошено было 66 глав тунгусских семейств, и таким путем собраны любопытные данные о материальной стороне быта названных тунгусов, о которой до сих пор в литературе не имелось никаких сведений. Эта сторона тунгусской жизни могла бы быть иллюстрирована собранными мною для Этнографического Отдела Русского Музея ИМПЕРАТОРА Александра III коллекциями (до 400 номеров) предметов, описанных на месте и дающих наглядное представление о промыслах и занятиях тамошнего тунгусского населения. Таким образом, мне удалось собрать материал для характеристики приаянских тунгусов как в экономическом (главная моя задача), так и в этнографическом отношениях.
    Собранный мною материал, за выездом моим в 1905 г. из пределов Якутской области, оставался в распоряжении моего товарища по экспедиции В. М. Ионова, который обработку этого материала поручил В. П. Цветкову. На себя г. Ионов взял труд дать точный перевод моих многочисленных записей на якутском языке, на коем я объяснялся с тунгусами при производстве подворной переписи и, вообще, при опросах приаянских тунгусов, принадлежащих официально к так называемому Майскому ведомству тунгусов Якутского округа. При этом г. Ионову пришлось, конечно, выяснять и ту картину жизни тунгусов, на фоне которой собранные мною цифры и факты получают свой определенный смысл.
    Обработанный г. Цветковым материал поступил ко мне лишь в 1910 году, а черновой материал — только в 1911 году. До сих пор мною были опубликованы главы IV, VI-IX в «Живой Старине» 1911, вып. II-IV, под заглавием: «Пріаянскіе тунгусы», да в журнале «Сибирскіе Вопросы» за тот же год (№№ 9-10) дан довольно подробный отчет о сделанном мною в С.-Петербургском Сибирском Собрании докладе на тему: «Изъ жизни пріаянскихъ тунгусовъ», в котором я коснулся, главным образом, вопроса о чайной возке, как основном промысле местного населения. Здесь упомянутые главы помещаются в несколько измененном, дополненном и исправленном виде. Остальная часть появляется в печати впервые.
    Считаю долгом оговориться, что общие выводы, сделанные на основании собранного мною материала, и освещение разных сторон жизни приаянских тунгусов принадлежат г. Цветкову и оставлены мною неприкосновенными. При подготовлении настоящего труда к печати, я ограничился проверкой фактического материала и снабжением текста необходимыми примечаниями и дополнениями.
    Приношу искреннюю благодарность следующим лицам, не отказавшим мне в просмотре корректурных листов и сообщении своих замечаний и поправок: Л. С. Бергу, А. А. Бялыницкому-Бируле, В. Л. Котвичу и Л. Я. Штернбергу.
    Эд. Пекарский
    /Очерки быта прiаянскихъ тунгусовъ Э. К. Пекарскаго и В. П. Цвѣткова. Съ 4 картами и одной таблицей. (Доложено в засѣданiи Историко-филологiческаго отдѣленiя 16 ноября 1911 г.). // Сборникъ Музея по антропологiи и этнографiи при Императорской Академiи Наукъ. Т. II. Вып. 1 (XVII). С.-Петербургъ. 1913. С. 1-2./
    В. И. Кисляков
                               «СБОРНИК МУЗЕЯ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ»
                                        В ПЕРВЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ XX в. (1900-1918 гг.)
                                                  Тематический список материалов,
                                 опубликованных в «Сборниках МАЭ» в 1900-1925 гг.
                                                        ВОСТОЧНАЯ СИБИРЬ
    Тунгусы
    Пекарский Э. К., Цветков В. П. Очерки быта приаянских тунгусов. С 4 картами и одной таблицей // Сборник МАЭ. СПб., 1913. Т. II. Вып. 1.128 с.
    Доложено на заседании Историко-филологического отделения 16 ноября 1911 г.
                                                             ПЕРСОНАЛИИ
    Цветков В. П. Сведений об этом человеке найти не удалось.
    /Сборник Музея Антропологии и Этнографии. Т. LVIII. Европейское культурное пространство в коллекциях МАЭ. Санкт-Петербург. 2013. 44./
                                                          ПАМЯТИ В. П. ЦВЕТКОВА
    Уроженец Казанской губернии, покойный значительную часть времени провел на Волге, Казани, Самаре, Саратове; на Волге и умер.
    По окончании семинарии В. П. едет в Казанский университет, и в эти годы человека, юные годы, когда ум и воля не знают преград, а дали не замыкаются перед умственным взором, покойный отдается общественной работе.
    Его тянет деревня, вечно униженные голодные низы: началась работа в деревнях, где покойный пользовался большим влиянием, как сезонный руководитель и организатор. Впрочем уже в 1906 г. этого рода деятельность пресекается и В. П. появляется в Якутске.
    Пять лет впереди  — ими надо распорядиться.
    В. П. является с первого же года общественным работником и в Якутске, не смотря на стеснения, которые пришлось постоянно испытывать со стороны администрации.
    Он является инициатором создания в г. Якутске газеты, и «Якутский Край» обязан ему возникновением. Много было положено сил, энергии на это дело, покойному в некоторые моменты приходилось быть и сотрудником, и редактором, и наборщиком. С перерывами участвует и «Якутской Жизни».
    Не ограничиваясь этого рода работой, он при посредстве В. Ионова принимается за солидный труд — обработку материалов, собранных Э. П. Пекарским о приаянских тунгусах. Работа эта появилась в печати в прошлом году.
    Попутно В. П. вступает в с.-х. общество, работает там в качестве секретаря, выступает» в качестве сведущего человека на съезде якутов по вопросу об уравнении дорожной повинности.
    Уйдя от ссылки, он постоянно вмешивался в ее дела, и многим обязаны ссыльные В. Цветкову.
    Стойкий в убеждениях, честный, с незапятнанной репутацией, он выступает в качестве третейского судьи, помогает находить работу, вливает бодрость в окружающих.
    Будучи в ссылке, покойный привлекался к суду. Грозила каторга. Это было смешение элементов курьезного и трагического: за то, что покойный совместно с Дравертом и Котиковым, по поручению всей тогдашней ссылки, опубликовал в нелегальном органе «Знамя Труда» имя провокатора Богини, — он был привлечен, как член серьезной организации с.-р.
    Этот момент закрепил за В. Цветковым репутацию большого ума.
    Без специальных знаний, без поддержки — адвокатура была представлена в Якутске очень слабо, — покойный погружается весь с головой в изучение дела.
    Но чтобы бить готовым на суде, приходится изучать законы, их толкования, изучается Кони, Таганцев, система защиты Спасовича и др.
    Способность и ум делают свое.
    На суде, по выражению покойного председателя Окружного суда Сальмановича, происходит состязание.
    С одной стороны тов. прокурора Бушуев, заявивший, что он изучал это дело, полгода готовился к нему, опытный юрист, привыкший побеждать в суде.
    С другой — административно-ссыльный В. Цветков, которому нужно и себя защитить и сильней защитить сопроцессников — Драверта и Котикова.
    Ум и способность, уверенность в правое дело, беспощадная логика и тонкий анализ побеждают приказный ум.
    Это было торжеством, праздником для ссылки.
    Дальше покойный с головой уходить в изучение юридических наук, мечтая об университете.
    В Саратове ему не удалось попасть в университет, а он поселяется там в качестве земского деятеля.
    Смерть слишком рано оборвала жизнь этого талантливого человека.
    Перед ранней могилой, тихо склоним головы, в смущенье и тревоге перед непонятным уходом бодрого и сильного работника от жизни, мы скажем:
    — Да будет тебе легка земля!
    Его добрый знакомый.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 45. 27 февраля 1914 . С. 2-3./

                                      ПОСЛЕДНЕЕ ПОКОЛЕНИЕ ЯКУТСКОЙ ССЫЛКИ
                                                           (Листки воспоминаний)
                                                                     Эсдеки и эсеры
    Якутская ссылка, как и все другие, являлась своего рода производным от той революционной среды, из которой она была выхвачена рукой царизма и переброшена в «места отдаленные». В те времена, когда в революционном движении господствовало народничество, Якутская ссылка была преимущественно народническою...
    В мое время Якутская ссылка делилась как бы на две, пожалуй, равные части — эсеров, называвших себя преемниками традиций народничества, и нас, социал-демократов. Мы тоже были отражением соотношения революционных сил нашей эпохи. Эсеры и эсдеки — это две главных фракции революции 1905 года, которые получили свое представительство и в Якутской ссылке...
    Нельзя сказать, чтобы в этот первый период нашей ссыльной жизни между нами и эсерами существовали какие-нибудь острые разногласия или столкновения. Каждая группа жила своей жизнью, своими интересами, но между ними было живое общение, объяснявшееся может быть, в значительной степени тем, что большинство было связано совместным сидением в Нерчинской каторге. Позднее, когда подошла новая публика, из новых тюрем, личные связи ослабли, и обе фракции Якутской ссылки больше обособились.
    Значительно больше борьбы было у нас внутри группы социал-демократов. Основной причиной борьбы являлась маленькая газетка «Ленский Край», которая была создана на средства одного якутского либерала А. А. Семенова усилиями В. И. Николаева, довольно известного в Сибири кооператора-меньшевика. Он уговорил Семенова купить типографию и стал налаживать выпуск газетки. Это было незадолго до моего прихода. Сначала предполагалось, что это дело будет руководиться социал-демократической группой. Но дальше выяснилось, что А. А. Семенов и В. И. Николаев держат курс на независимость от влияния группы — это и было исходной точкой начавшихся разногласий И борьбы внутри группы, ибо все понимали значение газетки и стремились к тому, чтобы закрепить свое влияние над ее руководством.
    К моменту моего приезда газета уже выпустила несколько номеров и имела вокруг себя целую гору внутригрупповой склоки, резолюций и всяких конфликтов. Николаев ревниво оберегал газету от вторжения чужеродных элементов, и я был допущен в газету лишь в качестве вертельщика маховика. Впрочем, «штаты» «Ленского Края», пожалуй, предусматривали в качестве платного места только это амплуа.
    Но как бы то ни было, борьба за газету составляет страничку в истории Якутской ссылки, и, вероятно, она заслуживает более подробного освещения со стороны участников этой борьбы — в первую очередь со стороны Н. А. Скрынника, который был в то время коренником всей оппозиционной группы.
                                                      И швец, и жнец, и в дуду игрец...
    Предстояло решить кардинальный вопрос — оставаться ли в Якутке или, передохнув немного, выбираться обратно. Но выбраться из Якутки не легко, особенно когда в кармане, как говорят «блоха на аркане».
    Вопрос совершенно неожиданно решился приездом в Якутку моей жены, которая во время моего сидения в каторге учительствовала в Забайкалье, а когда меня послали на поселение в Якутскую область поехала в качестве «самоходки» за мною в Якутку. Приехала она с несколькими десятками рублей, и это решило вопрос. Нужно было остаться в Якутске до более лучших времен...
    Примерно к этому же времени относится захват нами в свои руки якутской городской библиотеки, которая являлась своего рода культурной ценностью Якутии. Вышло это так. При помощи либерала А. А. Семенова и ряда других гласных якутской городской думы удалось в качестве заведующей библиотекой устроить М. В. Николаеву, а в качестве ее заместительницы мою жену. Библиотека оказалась в наших руках, и перед нами открылась возможность довольно большой культурной работы среди якутского населения, тяготевшего к книге и газете...
    Вл. Виленский (Сибиряков)
    /Каторга и Ссылка. Историко-революционный вестник. Кн. 7. № 7. Петроград. (Москва) 1923. С. 133-135.

    В. Виленский-Сибиряков
                                              ЯКУТСКАЯ ССЫЛКА 1906-1917 ГОДОВ
    Частная периодическая печать й т. Якутске появилась во время русско-японской войны. Группа политических ссыльных того времени, совместно с несколькими радикально настроенными интеллигентами, приступила к изданию «Бюллетеней СПБ телеграфного агентства». Официальным издателем был местный учитель В. В. Жаров. За неимением в Якутске частной типографии бюллетени печатались на гектографе. Из ссыльных в эту группу входили: М. Сабунаев, Н. Ожигов, Приютов; из числа лиц, близко стоящих к политическим ссыльным, Н. Е. Афанасьев, С. А. Корякин и др. Задавшись целью наладить газету, эта группа привлекла к этому делу местных якутских купцов: якута В. В. Никифорова и П. А. Кушнарева, давших денег на покупку типографской машины и шрифта. 1 июля 1907 г. в Якутске вышел первый номер местной частной газеты «Якутский Край», официальным редактором которого был В. В. Жаров, а издателем Н. Е. Афанасьев. В 1907 г. этой газеты вышло 50 номеров. В 1908 г. — 7 номеров. Номер седьмой был последним, так как был конфискован за помещение в этом номере стихотворения М. Ф. Михалевича «Из плена». По постановлению суда газета была закрыта совсем.
    Тов. Розеноер, принимавший близкое участие в выпуске «Якутского Края», рассказывает:
    «Вокруг этой маленькой газеты шел все время отчаянный бой. Можно сказать, что даже вокруг центральных питерских и московских газет того времени такого боя не было. Эта газетка сначала была в руках старых бывших народников, между прочим Ионова. Затем в редакцию были приглашены социал-демократы. Я и М. И. Аронов работали там. Затем произошел переворот... Наборщики, в большинстве соц.-демократы, устроили забастовку. Бывшие народники и тяготевшие к ним элементы, в том числе и В. В. Цветков, выступили активными штрейкбрехерами Кончилось это тем, что нас, социал-демократов, и поддерживавших нас наборщиков из редакции выставили»...
    Это была борьба народников с марксистами за газету.
    Но окончательно задушить начатое дело местной администрации, однако, не удалось. Политические ссыльные, начавшие издание газеты, обнаружили большую напористость. На место закрытой газеты «Якутский Край» появилась газета «Якутская Жизнь» под редакцией В. Н. Попова. Попов был привлечен к суду и арестован; официальное редакторство перешло к якуту А. Клементьеву [* Якут Клементьев до своего виц-редакторства был якутским кучером. Когда ему предложили подписывать газету и получать 30 руб. в месяц, он очень обрадовался. Но не успел он получить раза два свое жалованье, как ему пришлось сесть в тюрьму, и тут его изумлению не было пределов — за что? Он начал писать из тюрьмы прошения во все места империи. — Я, мол, арестован, неграмотный хамначит, мне давали 30 р., я их брал, но за 30 р. сидеть под замком я не нанимался! Таков был первый опыт якутского виц-редакторства.]. А когда в 1909 г. «Якутская Жизнь» была закрыта, она возродилась под названием «Якутская Мысль» под редакцией бывшего политического ссыльного М. Тулупова. «Якутская Мысль» вышла в количестве 26 номеров и была закрыта на этот раз основательно. Кушнарев, владелец типографии, должен был сложить станок и шрифт в кладовую. Это было в конце 1909 года.
    Вновь газета возродилась в 1912 г. В роли издателя на этот раз выступил управляющий якутским отделением фирмы «Торговый дом Коковин и Басов» А. А. Семенов. Он купил у Кушнарева типографский станок. Налаживать газету взялась группа ссыльных социал-демократов: В. И. Николаев, Скрыпник, Южанин, Н. Сенотрусов и др. Наборщики в типографии были тоже ссыльные: Иванов, Бойков и др. В июле 1912 г. вышел первый номер газеты «Якутская Окраина» под официальным редакторством З. Чижик. Сначала эта газета выходила два раза в неделю, а затем стала выходить ежедневно. Эта газета выходила до мартовских дней 1917 г.
    В этот последний период в газете «Якутская Окраина» работали главным образом политические ссыльные, социал-демократы. Фактическим редактором с самого начала возникновения газеты был В. И. Николаев, затем его сменил; С. Никифоров. Позднее в редактировании принимали участие Ю. Перкон и М. Константинов. Выше, говоря о внутрипартийной жизни якутской ссылки, нам уже пришлось говорить, что в 1912 г. вокруг редакции газеты «Якутская Окраина» внутри социал-демократической группы была большая борьба: часть группы во главе с Н. Скрыпником, Н: Сенотрусовым и др. пыталась придать газете более политически выдержанный характер. Однако им это не удалось, и они от газеты отошли. В 1913 г. меньшевик Н. Олейников на имя своей жены начал выпускать маленький журнальчик «Ленские Волны», имевший, литературно-публицистический характер. Журнал выходил в течение нескольких лет до самой революции 1917 года. Можно считать, что этот журнальчик явился центром меньшевистской группы социал-демократов, которая группировалась вокруг Н. Олейникова (Ст. Никифоров, Ю. Перкон, М. Константинов, Худенко-Волковинский).
    Газету «Якутская Окраина» крепко держал в своих руках издатель, либерал А. А. Семенов. Играя значительную роль в местной якутской общественности (он был гласным городской думы, членом разных комитетов и т. п.), он пытался использовать газетку в своих- интересах, т. е. своей карьеры общественного деятеля. Но поскольку он принужден был пользоваться трудом политических ссыльных как в редакции, так и в типографии, постольку газета все же служила проводником идей, которым далеко не сочувствовал либеральный издатель газеты. На этой почве происходили частые конфликты, но А. Семенов был оборотистый и умел ладить с людьми... Но основное ядро социал-демократической группы не особенно жаловало работу, в газете Семенова и вело борьбу против того предпринимательского налета, который имела газета. Однако, как бы ни относиться к отдельным лицам, игравшим роль в якутской журналистике периода 1906-1917 годов, все же нужно признать, что роль маленьких якутских газеток имела огромное значение. Ежедневно на страницах газет ставились большие и мелкие вопросы экономического и культурного развития области.
    Не менее крупную культурную роль сыграла якутская ссылка в отношении распространения знаний путем книги.
    Старейшей библиотекой в области была якутская Городская публичная библиотека, основанная в 1876 г. В период 1907-1909 годов при т. н. «Потанинском обществе» возникла бесплатная библиотека-читальня [* Обе эти библиотеки организовались при активном участии политической ссылки, особенно в части т. н. социально-политических и научных отделов. Выше мы отмечали, что т. н. «колымская библиотека» принадлежала ссыльной якутской колонии и в значительной своей части передана в Городскую публичную библиотеку.]. Эта вторая библиотека нашла себе убежище во вновь отстроенном клубе торговых служащих и была сравнительно скромной по числу своего книжного инвентаря. Что касается Городской публичной библиотеки, то она в 1912 г. разместилась во вновь отстроенном городском помещении музея. Эта библиотека в 1916 г. насчитывала около 13 000 томов и имела при себе читальню с большим количеством газет и журналов.
    Начиная с 1912 г. заведывание этой библиотекой оказалось в руках ссыльных. Сначала заведовала библиотекой жена ссыльного М. Николаева, а затем М. Виленская. Это сказалось на подборе книг, журналов и газет, которые выписывались для библиотеки...
    В 90-х годах ссыльный В. Ф. Трощанский в своих набросках об Якутской области писал: «Якуты совсем не интересуются чтением современных книг»...
    /100 лет Якутской ссылки. Сборник Якутского землячества. [Историко-революционная библиотека. № 6-7 (XCV-XCVI). 1933.] Москва. 1934. С. 272-275./
    Якимов О. Д.,
    профессор
                         НИКОЛАЙ ЕГОРОВИЧ АФАНАСЬЕВ В ЕГО «ВОСПОМИНАНИЯ»
    В историографии журналистики Якутии времени господства коммунистической идеологии имя Н. Е. Афанасьева не упоминается. Только в книге С. К. Дмитриева «Партийно-советская печать Якутии в первые годы Советской власти» он упоминается как издатель газеты и характеризуется как отставной казак-реакционер. Не называется он и в числе инициаторов издания «Телеграмм Санкт-Петербургского телеграфного агентства».
    На наш взгляд, Н. Е. Афанасьева нельзя отнести к числу наиболее авторитетных политических фигур г. Якутска начала ХХ века, но сам он явно лукавит, когда пишет о своей политической индифферентности и чуть ли не малограмотности, что он с самого детства «привык смотреть на себя как на человека второстепенного, который в деле может иметь только вспомогательное значение, а не самостоятельное». Трудно поверить, что на принципиальную встречу с губернатором И. И. Крафтом, от результатов которой во многом зависела судьба газеты, он пошел потому, что никого, как говорится, не оказалось под рукой. Напротив, он был самым подходящим в редакции человеком для такой миссии. Да и губернатор, который его знал как издателя газеты, вряд ли стал бы обсуждать столь важное дело со второстепенным в редакции человеком.
    Думается, не все в «Воспоминаниях» можно принять с полным доверием. Они были написаны в 1944 г., несомненно под влиянием политической конъюнктуры того времени, когда у автора были серьезные основания для того, чтобы принизить свою роль в политической жизни Якутска и не выпячивать то, что он входил в руководство организации партии эсеров, участвовал в деятельности земства, являлся заместителем председателя Якутского областного совета...
    Утверждения В. Д. Виленского-Сибирякова требуют уточнения...
    Историю создания и деятельности первых в Якутской области частных общественно-политических газет «исправили» во время господства коммунистической идеологии. Социал-демократы были представлены одними из зачинателей первой газеты, особо ценными ее сотрудниками, которые едва ли не главенствовали в редакции. Редактором именовался В. В. Жаров, а В. М. Ионов вообще оказался «за кадром». Социал-демократы попытались изменить направление издания в сторону радикализма, но встретили решительное противодействие народников и эсеров, которые понимали, что в условиях наступавшей реакции любой крен газеты влево повлечет немедленное ее закрытие. Для смены руководства редакции социал-демократы использовали забастовку полиграфистов, которые выдвигали требования повышения зарплаты и улучшения условий труда. В. Д. Виленский-Сибиряков лукавит, говоря, что в типографии преобладали социал-демократы. Эту партию представлял только С. Ф. Котиков.
    На дверь указали только М. И. Аронову и С. М.Розеноеру. Меньшевик Н. Е. Олейников оставался членом редакции до самого закрытия газеты. Продолжал работать в типографии и С. Ф. Котиков, которого никто не собирался увольнять.
    Повод для закрытия газеты «Якутский край» – «Саха дойдута» представился 24 января 1908 г., когда она опубликовала стихотворение С. Ф. Михалевича «Из плена». Власть истолковала его как открытый призыв к вооруженному выступлению против существующего в государстве порядка. Этот номер стал последним. Якутский окружной суд приговорил автора стихотворения и редактора С. А. Корякина по обвинению в преступлении, предусмотренному «1-ым п. ч. 2-ой 129 ст. и 1-ым п. 2-ой ч. 129 ст. Уголовного уложения, а также 8 ст. VIII отд. П. «А» Закона 24 ноября 1905 г. о повременной печати… заключить в крепость на один год каждого. Вещественное доказательство № 7 газеты «Якутский край» за 1908 год уничтожить».
    Для С. А. Корякина это было не первое наказание: 7 декабря 1907 г. суд приговорил его к двухмесячному тюремному заключению, 20 января 1908 г. – к аресту на 7 дней, 24 января того же года, кроме заключения на один год в крепость, к штрафу в 200 рублей. Сидел какое-то время в тюрьме и Н. Е. Афанасьев, но, как он сам признается в своих «Воспоминаниях» «не за газету».
    Через неделю губернатор И. И. Крафт дал разрешение на издание газеты «Якутская жизнь» – «Саха олоҕо». По этому поводу он писал в Главное управление по делам печати в Санкт-Петербург: «31 января с. г. мною разрешено издание в Якутске газеты «Якутская жизнь» под издательством и ответственным редакторством крестьянина Тамирской волости Верхнеудинского уезда Забайкальской области Алексея Алексеевича Семенова».
    Газета выпускалась при подставном редакторе В. И. Попове. Получив разрешение, А. А. Семенов отказался формально вступить в должность редактора, поскольку понимал, что неминуемо окажется в тюрьме. Нашли оказавшегося не у дел и без средств к существованию священника-расстригу. Вскоре он оказался в тюрьме, а выйди на свободу, отказался от должности и «сдал дела» неграмотному сторожу редакции А. И. Климентову. За публикацию крамольных, с точки зрения властей, статей он был посажен в тюрьму, а газета закрыта. Ее преемница «Якутская мысль» также была закрыта решением суда.
    /Языки и журналистика народов Сибири. №4. Якутск. 2009. С. 40-42./

                                                                    СПРАВКА

    Эдуард Карлович Пекарский род. 13 (25) октября 1858 г. на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии Российской империи. Обучался в Мозырской гимназии, в 1874 г. переехал учиться в Таганрог, где примкнул к революционному движению. В 1877 г. поступил в Харьковский ветеринарный институт, который не окончил. 12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора «принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние» Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение «в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния». 2 ноября 1881 г. Пекарский был доставлен в Якутск и был поселен в 1-м Игидейском наслеге Батурусского улуса, где прожил около 20 лет. В ссылке начал заниматься изучением якутского языка. Умер 29 июня 1934 г. в Ленинграде.
   Кэскилена Байтунова-Игидэй,
    Койданава.




четверг, 22 февраля 2018 г.

Иордана Мухавец. Владислав Сальманович. Койданава. "Кальвіна". 2018.


                                                                         СЕДЛЬЦЕ
                                  Седльцы Сідлець, Сілець Седлец Siedlce Sedlcos שעדליץ
     Современное Седльце, четвертый по величине город в Мазовецком воеводстве Польской республики, расположен на Седлецкой возвышенности, между реками Мухавка и Хеленка.
    На заре своей истории Седльце входил в состав Великого княжества Литовского, средневекового белорусского государства. Затем Седльце был под властью Польской Короны. В 1796 г. Седльце перешел во владение Австро-Венгрии. До 1807 г. город принадлежал знатным дворянским родам Чарторыйских и Огинских. Гимном города Седльце является знаменитый полонез М. К. Огинского «Прощание с Отчизной». В 1809 г. часть Австрийской Галиции была присоединена к Варшавскому герцогству и Седльце сделался главным городом департамента. С упразднением Подлясской губернии в 1845 г. Седльце сделался уездным городом Люблинской губернии Российской империи.
                                                                     САЛЬМАНОВИЧ
    Фамилия Сальманович (Сальмонович), как считают историки, ведет свое начало от имени Сальман, одной из форм мужского имени Соломон, которое в переводе с древнееврейского означает «здравствующий, благополучный». Многие иудеи, пришедшие на земли Речи Посполитой, образовавшие от имени Сальман свои фамилии, вместе с новой родиной приняли и католицизм, что дало им возможность интегрироваться в существующее сообщество.
    САЛЬМАНОВИЧ Владислав Казимирович. В сл. с 1882, в класс. чине с 1883. ДСС с 1907. Сл. по МЮ./1.9.1911 /.
    /Волков С. В.  Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь. Москва. 2016. С. 585./
                                   САЛЬМАНОВИЧ ВЛАДИСЛАВ КАЗИМИРОВИЧ
                               Товарищ председателя Томского губернского суда в 1895 г.
    Salmanowicz Władysław - wiceprzewodniczący Sądu Gubcrnialnego w Tomsku w roku 1895
    Родился 21 февраля 1857 г. в дворянской семье католического вероисповедания. Окончив юридический факультет Санкт-Петербургского университета со степенью кандидата прав в 1882 г. поступил кандидатом на судебную должность в Седлецкий окружной суд, при этом прокурор назначил его своим секретарем. Как окончивший университет в 1883 г. сразу был произведен в чин коллежского секретаря. В 1885 г. по предложению департамента окладных сборов назначен исполняющим обязанности податного инспектора Луковского и Гавролинского уездов Седлецкой губернии. В 1887 г. перемещен на должность секретаря Тверского окружного суда. Выполнял обязанности судебного следователя одного из участков Тверского уезда. За отлично-усердную службу в первый день 1892 г. Всемилостивейше был пожалован орденом Св. Станислава 3-й степени. 9 июня 1895 г. последовал Высочайший приказ по гражданскому ведомству о назначении коллежского асессора Сальмановича в Томск на должность товарища председателя Томского губернского суда. Уже в Томске в январе 1896 г. был произведен в очередной чин коллежского советника, а в конце 1896 г. награжден орденом Св. Анны III степени. Награждался также медалью в память императора Александра III. В конце XIX в. совместно с товарищем окружного прокурора Н. А. Громовым составил сборник «Судебные уставы императора Александра Второго в Сибири, в Туркестане и Степных областях», изданный томским издателем П. И. Макушиным в 1897 г. Данное издание разошлось в считанные месяцы и в 1899 г. было выпущено его второе издание. В 1901 г. служил в Томском окружном суде в чине статского советника. В 1896 г. был холост.
    Источ. и лит.: ГАТО. Ф. 21. Оп. 1. Д. 682. Л. 1-22; Сибирский торгово-промышленный календарь на 1901 г.
    /Поляки в Томске (XIX-XX вв.). Биографии. Автор-составитель В. А. Ханевич. Томск. 2012. С. 514./


    Судебные уставы императора Александра Второго в Сибири : Закон 13 мая 1896 г. о введении судебных уставов в губерниях и областях Сибири с мотивами из объяснит. записки М-ва юстиции / Сост. товарищ пред. Том. губ. суда В. Сальмонович и товарищ том. губ. прокурора Н. Громов. - Неофиц. изд. - Томск : П.И. Макушин, 1897. - [4], XV, [3], 440 с.; 23.
    Судебные уставы императора Александра Второго в Сибири, в Туркестане и степных областях : Закон 13 мая 1896 г. о введении судебных уставов в губерниях и областях Сибири с мотивами из объяснит. записки М-ва юстиции / Сост. товарищ пред. Том. губ. суда В. Сальмонович и товарищ том. губ. прокурора Н. Громов. - 2-е изд., пересмотр. и доп. - Томск : П.И. Макушин, 1898. - [6], XII, [2], 751 с.; 23.


    /Справочникъ Якутской области на 1911 г. Изданный Якутскимъ Областнымъ Статистич. Комитетомъ подъ редакціей Секретаря Комитета М. П. Николаева. Якутскъ. 1911. С. 18, 31./

    10 августа в 7 ч. утра скоропостижно скончался председатель Якутского окружного суда Владислав Казимирович Сальмонович.
    В. К. родился 20 февраля 1857 года, высшее образование получил в С.-Петербурге, где окончил Императорский университет по юридическому факультету в 1882 году. По окончании университета В. К. был назначен младшими кандидатом при Седлецком Окружном суде, в 1885 г. служил податным инспектором и с 1881 г. по 1895 г. сначала секретарем, а затем судебным следователем в Тверской губернии.
    9 июня 1895 года покойный получил назначение в Томскую губернию товарищем председателя Окружного суда и с того времени вся его деятельность до самой смерти проходила в Сибири. В июле мес. 1897 г. В. К. назначен членом Томского Окружного суда; в 1903 г. был переведен в Чету товарищем председателя Окруж. суда, а через год — членом Иркутской Судебной палаты. 21 июня 1908 г. покойный получил назначение в Якутск председателем Окружного суда.
    Вся деятельность покойного не укладывается в узкие рамки движем его по службе; он не был чиновником в полном смысле этого слова и независимость суда была для него исходным принципом.
    Когда коснулась Сибири Великая реформа по введению общеимперских судебных уставов, В. К. Сальмонович с Н. Громовым выпустил в Томске известный, пользующийся популярностью, как настольная книга, труд «Судебные уставы Императора Александра II в Сибири».
    Эта книга вышла 2-м изданием в 1898 году и по настоящее время не потеряла своего значения, как практическое руководство для всякого юриста.
    Со смертью В. К. Сальмоновича сошел со сцены жизни не только юрист, но и чуткий общественный деятель, память о котором надолго сохранился в нашем краю.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 19. 21 августа 1912 . С. 1-2./
                                                             ЕЩЕ ОДНИМ МЕНЬШЕ
    Рано утром 19 августа весь Якутск облетала неожиданная весть о смерти В. К. Сальмоновича. Смерть каждого человека как-то невольно вызывает воспоминания о личных качествах покойного, заставляя произвести оценку утраты, конечно постольку, поскольку знаешь умершего. С именем Владислава Казимировича неразрывно связывается представление о заветах, положенных в основу судебной реформы: независимость и беспристрастие суда нашли в покойном удивительно яркого выразителя. Когда приходилось видеть его за судейским столом, чувствовалось, что правосудие находиться в надежных руках, которые не дадут прикоснуться к чаще весов Фемиды никому и ничему постороннему, кроме закона.
    Не менее чувствительна дли нас потеря покойного и с другой стороны. С грустью приходится наблюдать, что большинство приезжих в Якутск чиновников, смотрят на край только как на место их кратковременного служения, чуждаясь общественной жизни. Совсем иное мы видим в покойном. Откликаясь на каждое общественное дело, он сам принимал во многом самое горячее участие. Устройством общедоступных концертных вечеров Якутск обязан главным образом покойному. Его любовь к организации этих вечеров была положительно трогательной. Будучи душой дела, он брал па свои плечи и черную работу, давая пример для других, стыдящихся этой работы.
    Приют арестантских детей встретил в лице покойного заботливого о его нуждах председателя совета и это не могло не сказаться на жизни приюта.
    Со смертью В. К. Якутск почувствовал, что лишился близкого человека, который не был посторонним, безучастным к нашей серой жизни, который вкладывал душу в то, что могло скрасить ее. Мало мы видим таких людей...
    Теперь еще одним стало меньше.
    А. С.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 19. 21 августа 1912 . С. 2./

    Вынос тела. Вчера в 6 час. веч. состоялся вынос тела покойного В. К. Сальмановича из квартиры на осеннюю пристань.
    Траурную процессию сопровождал католический ксендз и многочисленные почитатели и сослуживцы покойного. На гроб приложено десять венков: 1, из живых цветов от сестры покойного; 2, от арестантских и сс. пос. детей, призреваемых в приюте; 3, от канцелярий Окружного Суда и прокурора; 4, от сослуживцев, чинов прокурорского надзора и почетных мировых судей; 5, от попечительства приюта арестантских детей; 6, от музыкально-драматического кружка; 7, от семейства Охлопковых; 8, от семейства Блох; 9, от чинов городской и окружной полиции; 10, от судейских священников.
    Тело покойного отправлено на пароходе «Акепсим Кушнарев» в Иркутск.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 21. 23 августа 1912 . С. 1-2./

    В Об-ве изучения Сибири, в публичном заседании 22 августа, была почтена вставанием память члена об-ва В. К. Сальмоновича и принят новый член вице-губернатор Нарышкин.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 22. 24 августа 1912 . С. 2./
                                                                  БЛАГОДАРНОСТЬ
    Потрясенная до глубины души, постигшем меня горем, я не в силах лично поблагодарить всех сослуживцев, друзей и знакомых, так искренне от всего сердца, почтивших память моего дорогого покойного брата. Глубоко верю, что светлая, благородная душа его с высоты небес оценила Ваше душевное расположение к нему и благословляет. Покидая Якутск, не нахожу слов, чтобы достойным образом выразить Вам всю мою сердечную благодарность за Вашу поддержку и утешения меня в такие ужасные для меня дни; только благодаря всеобщему сочувствию к постигшему меня несчастию, я нахожу силы переносить его.
    Да благословит Вас всех Господь Бог!
    Жозефина Сельмонович.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 24. 26 августа 1912 . С. 1./
                                                                  ПРОДАЮТСЯ
    оставшиеся после смерти Председателя Суда В. К. Сальмонеовича следующие вещи: фисгармония, патефон с граммофоном, пластинками, тремя мембранами и двумя шкафчиками. 2 никелированных кровати, фарфоровый обеденный и чайный сервизы, доха кенгуровая, шуба енотовая, зимний возок, пишущая машинка ИOСТ, минеральная вода БОРЖОМ, библиотека научная, юридическая и беллетристическая, ноты, две ВИОЛОНЧЕЛИ, белье, платье и разные мелкие вещи. Узнать: от 3-х до 4-х час. у М. Моргулец.  (Банк).
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 31. 6 сентября 1912 . С. 1./

    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 32. 7 сентября 1912 . С. 1./

    В Городской Библиотеке. Библиотека закрыта уже пятый день вследствие проводящегося в ней ремонта. Откроется библиотека 22 сентября.
    — Библиотекой приобретена значительная часть книг, оставшихся после смерти В. К. Сальмоновича.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 41. 20 сентября 1912 . С. 2./

                                                       В ГОРОДСКОЙ БИБЛИОТЕКЕ
    10 октября в библиотеку поступало значительное количество, главным образом польских книг, пожертвованных М. Р. Моргульцом и Ж. К. Сальмонович.
    /Якутская Окраина. Газета политическая, общественная и литературная. Якутскъ. №. 57. 12 октября 1912 . С. 1./
    Иордана  Мухавец,
    Койданава