Google+ Followers

вторник, 9 февраля 2016 г.

Алесь Баркоўскі. Казимира. Повстанка 1863 года. Койданава. "Кальвіна". 2016.



                                                                            КАЗИМИРА
    Деятельное участие в восстании 1863-1864 гг. принимали участие и женщины. В разгар восстания, в марте 1863 г. общее собрание Государственного совета, обсудив вопрос о наказании женщин за преступления, которые подлежали суду по полевым военно-уголовным законам выработало решение, которое гласило: «… 1. Лица женского пола, прикосновенные к преступлениям, подлежащим суду по полевым военно-уголовным законам, предавать также военному суду, но в тех только случаях, когда они обвиняются вместе с лицами мужского пола и с тем, чтобы Военно-судные Комиссии, для определения степени преступления, а также степени и видов наказания виновным женщинам руководствовались постановлениями Уложения о Наказ. Уголов. и Исправ. (изд. 1857 г.); - и 2. Во всех прочих случаях, то есть когда женщины обвиняются в означенных преступлениях отдельно от мужчин, предавать их непосредственно суду Уголовной палаты, которой дела сего рода решать всегда без очереди…» /ПСЗРИ, Собр. II. Т. 38, Отд. 1, С. 355/
    За участие в восстании 1863 г. Казимира Романовская 1831 (1830, 1832) г. р., в девичестве Манцевич, «жена дворянина» Ковенского уезда [возможно, это «Романовский Ромуальд – шляхтич Ковенского уезда». /Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г. г. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 91./] «была отправлена вместе с мужем, по распоряжению наместника Царства Польского в административном порядке в ссылку, в Самарскую губернию. После смерти мужа 12 мая 1865 г. она была переназначена в Енисейскую губернию. Там вышла замуж за ссыльного Владислава Венцковского и вместе с ним назначена в Якутскую область, куда они прибыли 11 августа 1867 г. и, затеи водворены в Орсюдский наслег Западно-Кангалассклго улуса Якутского округа» /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 15./ вместе с дочерью Венцковского Теодорой. Вскоре Владислав Венцковский стал жил в Якутске и занимался портняжеством.
    3 января 1868 года «во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске окрещен младенец по имени Иосиф настоятелем Иркутской Римско-Католической Приходской Церкви Христофором Шверницким с совершением обрядов таинства. Ссыльных в Сибирь на поселение по политическим делам Владислава и Казимиры, урожденной Манцевичовой, Венцковских законных супругов сын, родившийся 2 декабря 1867 года в г. Якутске в 10 часов утра. Восприемниками были Ксаверий Абарский с Авдотьей Бубякиной в присутствии Илия Грабинского». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 120. Арк. 50 адв./
    24 января 1870 года «во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске окрещен младенец по имени Доменик Вице-куратором Иркутской Римско-Католической Церкви Антоном Чудовским с совершением обрядов таинства. Политических ссыльных Владислава и Казимиры с Манцевичов, Венцковских законных супругов сын, родившийся 23 июня 1869 года в г. Якутске в 6 часов утра. Восприемниками были Владичсав Гольман с Авдотьей Бубякиной». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 120. Арк. 66 адв./
    31 декабря 1871 года «во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске окрещен младенец по имени Францишка настоятелем Иркутской Римско-Католической Церкви Христофором Шверницким с совершением обрядов таинства. Политических ссыльных Владислава и Казимиры с Манцевичов, Венцковских законных супругов дочь, родившеюся 26 февраля сего года в г. Якутске в 9 часов вечера. Восприемниками были Август Леперт с Авдотьей Бубякиной в присутствии Евстафия Вильконецкого». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 120. Арк. 75./
                                                                     СПИСОК
                  политических преступниках, находящихся в Якутской области,
             воспользовавшихся дарованным Высочайшим повелением 9 января 1874 года.
                                                       Составлен 19 апреля 1874 г.
    Романовская Казимира, а по мужу Венцковская. Из дворянок. 44 г.
    Дворянка, как видно их отношения Пермского Губернского Правления от 29 июля т. г. за № 2685, последовавшего в Приказ, что Романовская следовала с мужем своим, за принятие участия в мятеже, по предложению г. бывшего Главного Начальничка Края выслана с семейством в административном порядке в Самарскую губернию. Муж Романовской 12 мая 1965 г. умер, ныне на основании указа Пермского Губернского Правления следует в Енисейскую губернию, на переселение, откуда назначена в Якутскую область. В Якутск прибыла 11 августа 1867 года. Вышла замуж за Венцковского, показанного в списке под № 4, посему и на основании 100 и 101 ст. 1 ч. Х том, именуется и пользуется званием мужа. /НА РС(Я) ф. 12, оп. 1, д. 2200, л. 242 об./
    Па распоряжению Якутского губернатора Лохвицкого Владиславу Венцковскому в 1874 г. был выдан билет на постоянное проживание в г. Якутске. У 1874-1875 годах Владислав выезжал ради заработка на золотые промыслы Алекминского округа Якутской области.
    31 декабря 1874 года «в Якутске во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске окрещен младенец по имени Петр настоятелем Иркутской Римско-Католической Церкви Христофором Шверницким с совершением обрядов таинства. Политических ссыльных Владислава и Казимиры урожденной Манцевич, Венцковских законных супругов сын, родившийся 23 января 1874 года в г. Якутске в 3 часов. Восприемниками были Еустахий Вильконецкий с Александрой Антоновичовою в присутствии Лаврентия Заборовского». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 124. Арк. 11./
    18 января 1876 г. «во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске окрещен младенец по имени Михаил настоятелем Иркутской Римско-Католической Церкви Христофором Шверницким с совершением обрядов таинства. Мещан города Варшавы из Политических ссыльных Владислава и Казимиры Венцковских законных супругов сын, родившийся 12 августа 1875 года в 3 часа утра в г. Якутске. Восприемниками были Евстахий Вильконецкий с Александрою Антонович в присутствии Лаврентия Заборовского. /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 126. Арк. 2 адв./
    В 1880-1881 гг. Владислав Венцковский получал разрешения на отлучки в Олекминский округ.
    Адам Шиманский, впоследствии известный польский писатель, который находился в Якутске в ссылке с 1879 г. по 1883 год, в своем рассказе «Сруль из Любартова» писал следующее про похороны ссыльного повстанца 1863-1864 гг. курпа Петра Балдыги, своего земляка с берегов Нарева: «Тем временем мы положили окоченелый труп в гроб, поставили на небольшие одноконные якутские сани, и когда жена портного В. исполняющая в данном случае, как знаток религиозных обрядов, обязанности ксендза, громко запела: «Слава Тебе, Царица Небесная», - мы все, поддерживая ее отрывистыми голосами, двинулись к кладбищу…/Шиманский А.  Тоска по родине. Рассказ политического ссыльного. Москва. Б. г. С. 3./ Следовательно при отсутствии католического священника роль ксендза в Якутске исполняла Казимира Венцковская.
    13 марта 1883 г. во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске вице-куратор Иркутской Римско-Католической Церкви кс. Иосиф Лавкович обвенчал «мещанина якутского из политических ссыльных холостого Михаила Громадзинского 40 лет с Теодорою Венцковскою девицею 18 лет приписанной Западно-Кангалаского улуса Орсютского наслега. Мещан Дорзанских Франтишка и Марианны ур. Стемпницкой Громадзинских законных супругов сына с дочерью мещан Варшавских Владислава и Юзефы урожденной N. Венцковских законных супругов. В присутствии свидетелей Андрея Мондзяка, Губернского Архитектора, заседателя Николая Антоновича и многих других при том находящихся». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 134. Арк. 25./
    Михал Громадзинский, рекрут Белевского полка, за недоброжелательность к правительству, распространение возмутительных проповедей, подговор к побегам в Царство Польское и сочувствие мятежу, по конфирмации Аудиториата сослан на водворение в самые отдаленные места Сибири, по исключению из военного ведомства и по наказании розгами 50 ударов. Доставлен в Якутск 10 марта 1868 /1869/ года. 13 марта 1868 г. был водворен в Хатырыкский наслег Намского улуса Якутского округа. В 1869 г в селе Павловское Восточно-Кангаласскаого улуса Якутского округа, занимается земледелием. Причислен к Якутскому крестьянскому обществу. В 1875 г. каменщик, в 1881 г. в Якутске торговец. Был купцом II гильдии. Умер в 1893 году.
    За качественное портняжное дело Венцковский «в продолжении более 15 лет приобрел почти от всех взрослых жителей города уважение». /Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. // Сборник научных статей. Якутский республиканский краеведческий музей им. Емельяна Ярославского. Вып. III. Якутск. 1960. С. 55./ Умер 10 августа 1887 году в Якутске и, по всей вероятности похоронен на погостах Никольской церкви в Якутске. /Петров П. П.  Памятные места города Якутска, связанные с именами поляков. // Якутский Архив. Якутск. № 2. 2001. С.45./
                                                                 Его Превосходительству
                                                      Господину Якутскому Губернатору
    освобожденного ныне на родину ссыльного
    Виктора Антонова Муравского.
                                                                            Прошение
    По распоряжению Областного Правления, известного Вашему Превосходительству, мне выдан из Окружной Полиции путевой вид, на свободное проследование с женою на родину. Следовательно, Областное Правление, разрешая мне возвратится на родину, требовало сведений от Полиции, как Городской, так и Окружной, не имеется ли препятствий на это разрешение. Теперь же, когда я уже получил вид и разыскав себе случай бесплатно отправится в путь на пароходе к 22-му числу сего августа, Городская Полиция препятствует мне в этом и полицейский надзиратель Аммон старается обязать меня ныне подпиской о невыезде из Якутска по имеющемуся у него в производстве делу, начатого назад тому четыре года, по голословному и бездоказательному обвинению ссыльного Федора Казанцева. Почему же Городская Полиция на вопрос Областного Правления не сочла это дело препятствием на разрешение мне возврата на родину, а теперь же, несмотря на бездоказательность в оном лишает меня средств отправиться в столь далекий предпринятый мною путь при удобном случае? Чтобы разъяснить все это по сущей истине пред Вашим Превосходительством, я счел необходимым вывести здесь обстоятельства, послужившие Полиции поводом к безвинному меня преследованию.
    Именно на днях умер и похоронен поляк портной Венцковский. Перед кончиной его я был приглашен семейством к ним в квартиру, для присмотра и ухода за больным. Несколько ночей я ночевал у них, но в последнюю ночь кончины, по приключившейся и у меня болезни не мог ночевать у них, а ночевал в своей квартире, как вдруг ночью после полуночи присылает семейство Венцковских за мною и я вынужден был с женой идти к ним, где застал уже самого Венцковского мертвым. Бывшая тут дочь умершего, а жена торгующего – Федора Громадзинская, предлагала мне обмыть умершего, на это, по брезгливости моей я не согласился и Громадзинская через это возникла ко мне негодованием, стала наносить мне дерзости указанием. Наконец Громодзинская начала привязываться ко мне из-за русской свечи, купленной мною и приготовленной на случай смерти больного. Громадзинская называла меня перевертнем, и бросила свечой об пол, как будто не все равно свеча как русская так и польская. Наконец, когда Громадзинская произнесла сильное на меня ругательство я не смея нанося ей таковых обратно, а взял лишь жену за руку и отправился домой. Об оскорблении меня Громадзинской, я не счел полезным жаловаться начальству, потому что посторонних свидетелей при этом не было, кроме родных Громадзинской и моей жены, но Громадзинская по хитрости своей и из опасения не быть ответственною – подала в Полицию на меня ложное обвинение, будто я ее оскорбил при смерти отца, наконец, при погребении Венцковского, муж Громадзинской Михаил Францев Громадзинский, хвастая своим капиталом выразил, что пусть истратит половину своего капитала, а меня проучит и не допустит к отъезжу.
    При такой похвальбе Громадзинского были свидетели поляки же: Иван Баховский, Хмара, Антон Ковальский, Иосиф Колодзейщик и другие. И действительно Громадзинская лично обвиняя меня в нанесении ей оскорблений, подала об этом объявление в Полицию, в котором, между прочим вывела и обстоятельство, будто я состою под следствием за отрезание языка у коня, принадлежащего ссыльному Федору Казанцевку, ведущему и теперь тяжбу с Громадзинскими. По объявлению Громадзинской производил дознание полицейский надзиратель Сергей Климовский, который объяснил мне, что обстоятельство это, по бездоказательности, не может служить препятствием на мою отлучку. Но что касается обстоятельства о коне Казанцева, которое, ранее тоже было признано Полицией ничтожным и бездоказательным, ныне писец полицейского надзирателя Аммона – Муромов будучи подкупленным по всему вероятию Громадзинским, настаивает того чтобы дать мне подписку о не выезде из Якутска. Это же Муромов и писал объявление Громадзинской, а как из обстоятельств видно, то Громадзинский, Казанцев и теперь Муромов, сговорились вместе, коль скоро последний преследует меня в лице полицейского надзирателя Аммона.
    А потому, чтобы избавиться от потайного безвинного меня преследования, я прибегаю под покровительство защиту Вашего Превосходительства и всепокорнейше прошу как отца бедных справедливейшего начальника, не оказать принять на себя труд разбирательства всего вышеизложенного несправедливого действия полиции тем более что Вами по обстоятельству о коне Казанцева производились бы своевременное расследование, я мог бы представить доказательства в невиновности моей, а теперь по давности времени, я ничего и припомнить не могу. Если же Громадзинский по бездоказательности лишь своей жалобы взводит теперь на меня обвинение об этом коне Казанцева, то нет сомнения, что они сами и были соучастниками в этом преступлении, учиненным совершенно не мною, а кем-нибудь из знакомых им личностей.
    Ваше Превосходительство! Смилосердствуйтесь надо мною несчастным, без вины обиженным, повелите кому следует освободить меня и ныне же отправит в удобный путь; а противном случае, если уже полиции угодно в уважении которому Громадзинских – приостановить меня здесь, то повелите Ваше Превосходительство кому следует обеспечить на имущество Громадзинских все расходы необходимые на возврат мой на родину, после окончания судебного им ложного на меня дела.
    Живу надеждой, что Ваше Превосходительство по добродушию и правосудию своему не откажите в моей просьбе и не лишите меня, несчастного своей защиты.
    Августа 290 дня 1887 года.
    К сему прошению по безграмотству и моей Виктора Муравского просьбе руку приложил мещанин Иван Ржепецкий.
    Жительство имею в Якутске, близь монастыря, в доме Грязина. /НА РС(Я) ф. 12, оп. 1, д. 5612, лл. 4-8./
    Виктор Муравский (Моравко) был доставлен в Якутскую область 13 января 1868 года и водворен в  ў Хамустатский наслег Намского улуса Якутского округа.
                                                    В Якутское Областное Правление
    Жены, причисленного к Якутскому мещанскому обществу
    Владислава Венцковского, Казимиры Венцковской.
                                                                         Прошение.
    Муж мой Владислав Венцковский сосланный в Сибирь за политические преступления из г. Варшавы ныне 10 сего августа умер оставив меня без всех средств к жизни, я же имея на родине родных, которые наверное не откажутся оказать мне с семейством посильной помощи, то имею честь покорнейше просить Областное Правление сделать распоряжение об отправки меня на родину в Поневежский уезд Ковенской губернии с сыновьями Осипом 19 л., Владиславом 11 лет, дочерью Франчишко за счет казны, так как на выезд с семейством никаких средств не имею, а также на оплату сего прошения при настоящем моем прошении удостоверяю Якутское Городское Полицейское Управление о неимении мною средств.
    Казимира Венцковская, а по безграмотству ее личной руку приложил родной сын ее Петр Венцковский 14 августа 1887 г.
    /НА РС(Я) ф. 12, оп. 1, д. 5606, л. 1./

      № 162
      Я. О. П.
    Отделение II
        Стол I
      Записка
      Сентябрь
         1887
    Жена причисленного к Якутскому мещанскому обществу, бывшего политического ссыльного Владислава Венцковского, Казимира Венцковская ходатайствует о возвращении на родину в Поневежиский уезд Ковенской губернии вместе с детьми ее: сыновьями Осипом 19 л., Домиником 17 л., Петром 14 л., Михаилом 12 л, Владиславом 11 л, и дочерью Францискою 16 лет, за счет казны по причине смерти ее мужа.
    Справка: 1). Из статейного списка на ссыльного Владислава Венцковского видно, что он из бессрочно отпускных 8-го флотского экипажа, мещанин г. Варшавы, за политическое преступление осужден был в полевом военном суде, учрежденном в г. Варшаве, и по решению дела сослан на водворение в самые отдаленные места Сибири, в Якутск прибыл в августе месяце 1867 года и по указу Областного Правления, от 14 августа т. г. за № 3714 водворен в Орсютский наслег Западно-Кангаласского улуса, перечислен в г. Якутск 30 августа 1867; 2). Из донесения Якутского Городского Полицейского Управления от 25 августа с. г. за № 33 84, видно, что ссыльный Владислав Венцковский 10 августа с. г. умер; 3). Из удостоверения И. д. Якутского Полицмейстера от 14 августа с. г. видно, что вдова ссыльного Казимира Венцковская состояния крайне бедного и не в состоянии даже личным трудом пропитывать себя, и 4). Из донесения якутского мещанского старосты от 22 августа с. г. за № 346, видно, что хотя семейство умершего причисленного к названному обществу, но тем не менее как сыновья его Иосиф и Доминик пользовались и пользуются при своих отлучках мещанскими паспортами, как состоящие при отце мещане, то в виду этого и на общем основании о малолетних, сыновья лиц причисляемых к мещанскому сословию по достижении 17 летнего возраста они облагались окладом мещанских повинностей и таким образом числятся недоимки за самим Венцковским по окладу 1883 г., за исключением из такового подушной подати, в губернскую комиссию повинность 1 р. 9 к. и по окладу настоящего года в ту же повинность за отца и сына Доминика, включенного в оклад – с сего года за две души – 1 р. 46 к. всего с недоимкою составляет 2 р. 55 к.
    Верно: /подпись/
   Закон: 758 и 759 ст. XVI т. уст. о ссылке по изд. 1879 г.
    Мнение: По распоряжению изложенного в докладе и приведенным законам, Областное Правление полагает: предписать Якутскому Городскому Полицейскому Управлению, проживающую ныне в г. Якутске вдову мещанина из ссыльных Казимиру Иванову Венцковскую вместе с малолетними детьми ее: Петром, Михаилом, Владиславом и Францискою, а также и достигшими 17-ти летнего возраста сыновями Иосифом и Домиником, в том случае если эти последние представят на основании приведенных в 759 статей закона ст. 3, принятый  приговор того общества в который они вступить желают, отправить на родину в Ковенскую губернию этапным порядком, но не в роте арестантов; с выдачей им кормовых денег по положению до г. Киренска, и самой необходимой по времени года арестантской одежды, если по удостоверению окажется, что не имеют собственной, с тем чтобы Полицейское Управление выдало увольнительный билет Венцковским не ранее как по взносе числившейся за умершим Венцковским недоимки в размере 2 р. 55 к. и о времени отправления Венцковских прямо от себя уведомлю Поневежеское Уездное Полицейское Управление и донесу Областному Правлению; что же касается до старших сыновей Венцковской: Иосифа 19 лет, Доминика 17 лет, то они тогда только могут быть уволены из Якутской области в Ковенскую губернию, когда выполнят требование 758 сего Устава ссыльных по недоимкам 1876 г., т.е. когда представят приемный приговор того общества, к которому они желают причислится в Ковенской губернии обязывая предписать Городскому Управлению объявить просительнице Венцковской.
    Асессор В. Добрянский. /НА РС(Я) ф. 12, оп. 1, д. 5606, лл. 11-13./
    Казимира Венцковская прожила в Якутской области более двадцати лет «и только после смерти мужа, 11 сентября 1887 г. получила паспорт на выезд из Якутска вместе с сыновьями Петром, Михаилом, Владиславом и дочерью Францискою». /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 15./
    22 января 1892 года во время объезда по приходу для исполнения духовных треб по обряду Римско-Католической Церкви в городе Якутске был окрещен младенец по имени Антон викарным Иркутской Римско-Католической Церкви Иосифом Розгой с совершением обрядов таинства. Мещан Михаила и Теодоры урожденной Венцковской, Громадзинских законных супругов сын, родившийся 15 января 1891 года в г. Якутске. Восприемниками были Еустахий Вильконецкий с Кристиною Дыбовской». /НГА Беларусі. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 137. Арк. 3 адв./
     19 февраля 1919 г. Антон Громадзинский был расстрелян в числе прочих 13 человек большевистской властью, месте с Вильконецким - начальником уездной милиции. «Обращение к гражданам» с сообщением о расстреле подписал начальник Военно-революционного штаба Харитон Афанасьевич Гладунов (бывший уголовник-фальшивомонетчик), уроженец д. Семеновка Руденской волости Гомельского уезда Могилевской губернии. Персональную ответственность  взял на себя наспех организованный «ревтрибунал» в составе Богдана Мельхиоровича Чижика, сына командира повстанческого отряда в Минской губернии. [ПАЯО, ф. 2, оп. 1, д. 3, л. 11].


    27 октября 1992 г. в газете «Якутия» была помещена статья зав. филиалом Якутского краеведческого музея Елены Ильиничны Сидоровой «Кто вы, незнакомка?», в которой говорилось: «Участница польского восстания» — такая надпись стоит на фотографии молодой красивой аристократичной женщины. Этот снимок экспонируется на выставке «Романтика старины» в маленьком деревянном домике во дворе музея им. Ярославского. Кто она, какова была ее судьба, жив ли сейчас кто из ее потомков или родственников, где они? Такие вопросы могут возникнуть у каждого внимательного посетителя. Особый интерес к этому экспонату проявил гражданин Польши из г. Варшавы Сергей Генрихович Филь, директор агентства «Польсибтур». Он попросил у нас копию фото, чтобы показать по польскому телевидению и сделать сообщение в газетах. Мы его направили в фонды музея, к главному хранителю З. И. Филипповой. В ходе беседы у гостя появилось желание побольше узнать о других польских ссыльных. Много фотографий известных польских исследователей ему любезно предоставили работники музея. В 1993 году ожидаётся приезд польских туристов в Якутию. Предстоит выяснить конкретно, кто запечатлен на фото как «участница польского восстания». Нас попросили собрать материал о якутянах, в чьих жилах течет примесь польской крови. В этом должны помочь сотрудники Центрального государственного архива Якутии, надеемся также на содействие сограждан. Если наша выставка поможет протянуть живую нить в историю взаимоотношений народов и установить прочные контакты в этот трудный период, мы будем считать свою задачу выполненной.
    Ради интереса. полюбопытствовал у Елены Ильиничны, к какому выводу пришли якутяне? Оказывается все как один утверждают что это Казимира Венцковская, основываясь на том, что «в числе всех ссыльных (в Якутскую область) была только одна женщина, Казимира Романовская». /Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. // Сборник научных статей. Якутский республиканский краеведческий музей им. Емельяна Ярославского. Вып. III. Якутск. 1960. С. 51./ М. Кротову вторит В. Вдовин: «в Якутскую область в 1867 г. попала одна женщина Казимира Романовская, сосланная первоначально в Самарскую губернию, откуда ее перечислили в Енисейскую губернию». /Wdowin W.  Z dziejów pobytu powstańców styczniowych na Jenisejskim zesłaniu. // Przegląd historyczny. T. LV. Z. 1. Warszawa. 1964. S. 85./ На этом основании можно было бы заключить что на снимке сфотографировано именно Казимира Венцковская, но возникают сомнения. Е. Сидорова не приводит никаких данных о том, как эта фотография попала в музей, а без них невозможно строить какие-либо предположения. Шляхта Польши, Литвы и Беларуси прямо или косвенно была причастна к восстанию 1863-1864 гг. По данным Адама Шиманского «поляков» в «Якутской земле в 1872 г. власти насчитывали 166 м. и 9 ж., вместе 175 д.». /Armon W.  Polscy badacze kultury Jakutów. [Monografie z Dziejów Nauki i Techniki. T. CXII.] Wrocław-Warszawa-Kraków-Gdańsk. 1977. S. 30./ Так в НА РС(Я) встречаются сведения про Анну Чейкель, причисленную к Хоранскому наслегу Восточно-Кангаласского улуса, которой наравне с другими «политическими преступниками» (участниками восстания 1863-1864 гг.) предписывалось прибыть в Якутск на «духовные требы» ксендза Чудовского «14 дня декабря 1870 г.». В 1882 г. в Якутск была сослана Анна Михайлова Боровская «жена политического ссыльного» «по приговору Иркутского губернского суда за убийство своего мужа в состоянии запальчивости и раздражения». В 1886 г. ее с сыном Осипом (7 лет) поселили в С. Доброе, а в 1888 г. ее приняло в свои ряды Бестяхское крестьянское общество. В НАРС(Я) храниться фотоснимок «Пашковской Эмилии, участницы польского восстания». Также в числе участников восстания 1863 г., сосланных в Якутскую область  упоминается «Мария Костюшенкова (по мужу Масловская)». /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 15./ На худой конец это могла быть фотография, была присланная кому-нибудь из ссыльных и эта женщина никогда не была в Якутской области.
    Литература:

*    Szymański A.  Z niedawnych wspomnień. Srul z Lubartowa. // Kraj. Tygodnik polityczno-społeczny. Petersburg. Nr. 51. 22 grudnia (3 stycznia) 1885. S. 25.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Wspomnienie z wygnania. // Gazeta Narodowa. Lwów. Nr. 298. 30 grudnia 1886. S. 1.
*    Шимановскій А.  Сруль изъ Любартова. Эскизъ. // Восходъ. Журналъ учено-литературный и политическій издаваемый А. Е. Ландау. Декабрь. С.-Петербургъ. 1886. С. 166.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Szkic z niedawnych wspomnień. // Wiek. Gazeta polityczna, literacka i spółeczna. Warszawa. 6. 9 stycznia 1886. S. 1.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Petersburg. 1887.
*    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. Adapté par. Mme Marguerite Poradowska. // Revue des Deux Mondes. T. LXXXVI. Mars. – Avril. Paris. 1888. S 193.
    Szymański A. Baldyga och Sroul [Baldyga i Srul]. En sibirisk vinterbild. // Göteborgs Handels - och Sjöfarts -Tidning. Göteborg. 14 april 1888.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Одесскій Вѣстникъ. Одесса. № 139. 23 мая 1888.
    Szymański A. Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Berättelse från Sibirien. // Dagens Nyheter. Stockholm. 5 december 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 2. Petersburg. 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 3. Petersburg. 1891.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Oesterreichische Wocherischrift. Nr. 15-16. Vienna. 1892.
*    Шиманьскій А.  Землякъ. Сибирскій очеркъ. Пер. В. Сем. // Русскія Вѣдомости. Москва. № 251. 1 сентября 1892.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ. (Перевод съ польскаго М. Т.) // Міръ Божій. Ежемѣсячный литературный и научно-популярный журналъ для юношества. № 3-й. С.-Петербургъ. 1893. С. 152.
    Szymanski A.  Der Jude aus Lubartow. // Unter Ansiedlern und Verschickten. Skizzen aus Sibirien von Adam Szymanski. Аus dem Pol. übers. von Elise Hübner. Frankfurt. 1894.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur. Warszawa. 1897. S. 82.
    Szymański A.  Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Ett minne från Sibirien. Övers. Ellen Weer. // Nya Dagligt Allehanda. Stockholm. 5 augusti 1899.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еврейскіе силуэты. С.-Петербургъ. 1900. С. 156.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еженедельные приложения к газете «Сынъ Отечества»». № 4-5. С.-Петербургъ. 1900.
    Szymanski A.  Juden från Lubartow. // Adam Szymański.  Sibirien skildringar ur förvistas och utvandrares lif. Öfvers. af L. Nyström. Stockholm. 1900.
    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. // Народное Благо. Еженедельный литературный, научно-популярный и иллюстрированный журнал для самообразования. № 3. 1901. С. 36.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // B. S. Hrvatska. Nr. 20-23. Zagreb. 1901.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. L. Knežević. // Delo. List za nauku, kniževonst i društveni život. Beograd. 1903.
    Szymanski A.  Srul von Lubartow. // Szymański А.  Sibirische Novellen аus dem Pol. übers. von S. Lopuszański. München. 1904.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Рассказ. Перев. съ польскаго И. Леонтьева. // Образованіе. Журналъ литературный, научно-популярный и педагогическій. № 1. С.-Петербургъ. 1905. С. 106.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Warszawa – Kraków. 1905. S. 2.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia. Szesnaście nowel przez dziesięciu autorów. Z przedmowa Elizy Orzeszkowej. Warszawa 1905. S. 230.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Fontana S.  La Nuova Rassegna di Letteratura Moderna. Florencja. 1906.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Слово. Газета политическая, общественная, экономическая и литературная. С.-Петербургъ. 16 ноября 1906.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ политическаго ссыльнаго. Съ польскаго перевела М. Троповская. Москва. 1907. С. 3.
    Шиманскій С.  Сруль изъ Любартова. // Евреи в польской литературе. Киевъ. 1909. С. 91.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1911. 33.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1912.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1914.
*    Szymański A.  Srul - from Lubartów. Transl. by Else Cecilie Mendelssohn Benecke. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz, Stefan Żeromski, Adam Szymański, Wacław Sieroszewski translated by Else C. M. Benecke. London - New York. 1915. S. 120.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Wydanie pośmiertne z portretem autora. Nakładem syna. Moskwa. 1916. S. 37.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Polen. Ein Novellenbuch. Нrsg. und eingel. von Aleksander von Guttry. München-Berlin. 1917.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Bányai K.  Lengyel elbeszélök. Budapeszt. 1917.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Переводъ съ польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1917. С. 4-5.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Москва. 1918. С. 4-5.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnem Adama Grzymały Siedleckiego. Lwów – Warszawa - Kraków. 1921. S. 2.
*    Катин Ярцев В.  Оскорбление действием. (Из жизни в Якутской ссылке). // Каторга и Ссылка. Кн. 13. № 3. Москва. 1924. С. 182, 185.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur - Stolarz Kowalski. [Biblioteka Domu Polskiego T. 3] Warszawa. 1925.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnym Adama Grzymały Siedleckiego. 2 wyd. zbiorowe. Lwów – Warszawa - Kraków. 1927.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Poland. Nr. 4. New York. 1931.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Baron J. L.  Candles in the night. Jewish by gentile authors. Edited by Joseph L. Baron, with a preface by Carl Van Doren Philadelphia. 1940 [1944].
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Noweję „Srul z Lubartowa” przepisałem z „Wiadomości Polskich”. // Nr 42. Adam Szymański.  Srul z Lubartowa. Wł. St. Reymont. Orka. Wydawnictwo Literackie Oddz. Opieki nad Żołn. Dtwa I Korp. w Szkocji. W styczniu 1946. S. 3.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia : nowele / pod red. i z przedm. Elizy Orzeszkowej. Słowo wstępne i przypisy Gabriela Pauszer-Klonowska. Oprac. graf. Zygfryd Gardzielewski. Warszawa 1960.
*    Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. // Сборник научных статей. Якутский республиканский краеведческий музей им. Емельяна Ярославского. Вып. III. Якутск. 1960. С. 51.
*    Wdowin W.  Z dziejów pobytu powstańców styczniowych na Jenisejskim zesłaniu. // Przegląd historyczny. T. LV. Z. 1. Warszawa. 1964. S. 85.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Le piú belle pagine della letteratura polacca. A cura di Marina Bersano-Begey. Milano. 1965. S 186.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Nowele syberyjskie. // Kuczyński A.  Syberia. Czterysta lat polskiej diaspory. Antologia historyczno-kulturowa. Wrocław – Warszawa - Kraków. 1993. S. 290.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. //  Szymański A. Szkice. Wstęp i oprac. Bogdan Burdziej. Kraków. 1998.
*    Кротов М. А.  Участники польского освободительного восстания 1863-1864 гг. в Якутской ссылке. // Поляки в Якутии. Материалы научно-практической конференции. Якутск, 19 сентября 1997 года. Якутск. 1998. С. 10.
*    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 15, 30.
*    Петров П. П.  Памятные места города Якутска, связанные с именами поляков. // Якутский Архив. Якутск. № 2. 2001. С.45.
*    Шиманский А.  Сруль из Любартова. Перевод Стеллы Тонконоговой. // Новая Польша. Общественно-политический и литературный ежемесячник. № 7-8. Варшава. 2001. С. 84.
*    Szymański A.  Srulfrom Lubartów. Translated by Else Benecke. // Candles in the Night: Jewish Tales by Gentile Authors. Edited by Joseph L. Baron with a hreface by Carl Van Doren. New Jersey. 2001. S. 180.
*    Szymański A.  Srul – from Lubartów. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz - Stefan Żeromski - Adam Szymański - Wacław Sieroszewski. Тransl. by Else C. M. Benecke. New York. 2015. S. 120.
    Алесь Баркоўскі,
    Койданава.






Отправить комментарий