Google+ Followers

понедельник, 2 мая 2016 г.

Лявося Галасица. Гласный Якутской Городской Думы. Койданава. "Кальвіна". 2016.

                                          ГЛАСНЫЙ ЯКУТСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ
                                                       ДМИТРИЙ НИКИФОРОВСКИЙ
    В 1936 году, во время «разработки архива КГБ ЯАССР», было «обнаружено» «Дело № 5 ГУР Чека ЯАССР Никифоровского Дм. Дм. в контр-революционном заговоре. Нач. 15 XII-19 - 30 VI-20», которое теперь хранится, хотя и в поврежденном состоянии (подмоченное водой) в Архиве УФСБ России по РС(Я), под № 430.
    После Февральской революции 1917 г. 4 (17) марта утром на митинге в Якутске был создан Якутский Комитет Общественной Безопасности, объявившим себя единственным представителем Временного Правительства до издания Учредительным собранием новых законов. Якутская городская Дума сложила свои полномочия и ЯКОБ принял на себя обязанности Якутского городского общественного управления. Ночью с 4 на 5 марта делегация ЯКОБ во главе с бывшим депутатом ІV Государственной думы Российской империи уроженцам Харькова Григорием Петровским (3 апреля 1918 г. участвовал от Советской стороны в подписании Брест-Литовского мирного договора между Германией, Австро-Венгрией, Османской империей, Болгарией и Советской Россией), в ультимативной форме потребовала от вице-губернатора Дмитрия Тизенгаузена сдачи власти ЯКОБ, предупредив, что в случае отказа он будет арестован. 6 (19) марта ЯКОБ избрал Петровского управляющим Якутской области. В Якутске Большая улица (ныне проспект Ленина) была переименована в улицу Великой революции. В апреле 1917 г. был созданы Совет Рабочих и Солдатских Депутатов во главе с Емельяном Ярославским (Губельманом). Но, с началом навигации на Лене Петровский и Ярославский, а также Орджоникидзе, выехали в Петроград.
    После октябрьского переворота 1917 г. 20 ноября (3 декабря) объединенное заседание ЯКОБ приняло решение о непризнании «рабоче-крестьянского» правительства Советской России и образовать Комитет Охраны Революции во главе с областным комиссаром Василием Соловьевым. 17-22 февраля 1918 года был образован Якутский Областной Совет во главе с правым эсером В. В. Поповым, который был обвялен высшим органом власти. 29 марта 1918 года по постановлению ЯОС были арестованы активные сторонники Советской власти, члены Якутского Совета Рабочих Депутатов. В тот же день ЯОС получил телеграмму из Иркутска от Центросибири с требованием освобождения арестованных ЯСРД, а в случае неповиновения Центросибирь в спешном порядке направит в Якутск карательный отряд. ЯОС провозгласив Якутскую область самостоятельной и независимой от Советской России и Сибири, отказался подчиняться Центральной Советской власти и Центросибири.
    1 июля 1918 г. сформированный в Иркутске разношерстный так называемый «Польский красный отряд», во главе из Апполинарием Рыдзинским, уроженцем Варшавы, (помощником у него был 19-летний украинец Василий Котенко) штурмом взял Якутск и сверг власть ЯОС, передав ее ЯСРД. Но уже 5 августа 1918 г., получив ультиматум поручика Гордеева, который наступал из Олекминска, члены Якутского Совдепа поспешно убежали из Якутска в Вилюйск. 14 августа 1918 г. Циркуляром командующего отрядом войск Временного Правительства в Якутской области Гордеева на местах были восстановлены «волостные, уездные земские управления, избранные по законам Российского Временного Правительства». Члены Совдепа снова были заключены в тюрьму.
    15 ноября 1919 г. под ударами Красной армии пол Омск. В ночь с 14 на 15 декабря 1919 года солдаты якутского гарнизона, распропагандированные эсерами, во главе с «гражданином Лодзи» Болеславом Геллертом совершили военный переворот. Восставшие захватили тюрьму, освободили арестантов и разоружили отряд Особого назначения. Одновременно с восставшими выступила кучка большевиков, которые притаились в городе и ученическая молодежь, которая находилась под их влиянием. Этой же ночью, на пожаре, устроенном подпольщиками, дома купца, члена земской управы Якутской области Николая Аверинского, который находился на Базарной улице, собрались практично все представители тогдашней власти. Восставшие окружили район пожара, и без лишнего шума арестовывали их по одному и отправляли в тюрьму, освобожденную от арестантов. К шести часам утра власть в городе полностью была в руках восставших. Большевики объявили о восстановлении Советской власти. Был арестован и капитан Каменский, уполномоченный командующего войсками Иркутского военного округа по Якутской области. В ночь с 27 на 28 декабря 1919 г. «неизвестным лицом» был «по-зверски» убит командующий революционными войсками Б. С. Геллерт. Его обезображенный труп был брошен у стен монастыря. Как позже стало известно этим «неизвестным лицом» оказались «начальник реввоенштаба Красной Армии Х. А. Гладунов (урож. д. Семеновка Руденской волости Гомельскога уезда Могилевской губернии, фальшивомонетчик) член реввоенштаба Л. Л. Даниш, руководитель партии комунисто-большевиков Ф. Я. Лебедев, Н. А. Романченко, ставший после Геллерта командующим гарнизона и другие».
    Во время пожара также был арестован и Дмитрий Дмитриевич Никифоровский, который родился в 1875 году в Витебской губернии Российской империи, в семье священника. [Кстати, из д. Вымна Витебской губернии происходил белорусский этнограф и фольклорист Николай Яковлевич Никифоровский (1845-1910), который в 1867 г. закончил Витебскую духовную семинарию.]
    2 декабря 1917 г. Дмитрий Никифоровский, «потомственный почетный гражданин», выбирается от Якутского филиала партии «Народная свобода» в «Комитет Общественной Безопасности». Но он «при ликвидации Советской власти в 18 году не принимал участия... ездил в Омск».
    26 апреля 1919 г. Д. Никифоровский избирается гласным Якутской городской Думы, а также выдвигается от Якутского филиала партии «Народная свобода» в кандидаты Экономичного Совещания при правительстве Колчака. Но телеграмма, которая пришла в Якутск из Омска сообщила: «Утверждение Вас членом Государственного Экономичного Совещания Верховным Правителем не состоялось. Директор канцелярии Экономического Совещания Знаменский». Из Якутска немедля в Омск полетел возмутительный ответ: «Омск. Верховному Правителю. Выбранный кандидатом Экономичного Совещания гласный Думы, член партии «Народной Свободы» Дмитрий Дмитриевич Никифоровский заявил, что Областная Земская Управа протестует против его избрания телеграммой на имя Председателя Экономичного Совещания и дала о нем отзыв как о реакционере, активного деятеля Союза Русского Народа. Отдел партии, находя такой отзыв злостной клеветой, считать своей честью восстановление истины, и довести об этом до Вашего сведения. Председатель отдела Гусев».
    Несмотря на это Дмитрий Никифоровский активно защищал антиземцев.
    «3 мая 1919 г.
                                                 Канцелярия Военного Министра.
    ч. повер. окр. Ирк. Суд. Палаты и Якутского Окружного Суда
    Дмитрию Дмитриевичу Никифоровскому
   г. Якутск.
    На телеграмму Вашу от 18 марта сего года на имя Верховного Правителя уведомляю, что арестованный Уполномоченным Командующим войсками по охране порядка подполковником Поповым за антиземское движение инородец Борогонского уезда Иван Лукин, Иван и Вонифатий Аржаковы и Иван Аржаков освобождены из под стражи к празднику Св. Пасхи.
    Дело относительно Афанасия Спиридонова, Слепцова, Степана Сивцева, Дмитрия Куличкина и Платона Эверестова находиться в ведении Министерство Внутренних Дел, куда и направлена 25 марта копия Вашей телеграммы.
    Начальник Канцелярии гв. капитан /Соловьев/
    Секретарь подпоручик /Старков/».
    Естественно эти люди были благодарны Никифоровскому:
    «Примите от меня привет… Здоровья дорогой Вашей семье…
    Ваш покорный слуга
    Антиземец Степан Ефимович Сивцев.
    1919 окт. 25 дня».
    Находясь  под следствием в ЧК Никифоровский писал:
                                                     «В Якутский Революционный Штаб.
    Содержащегося в Якутской тюрьме
    поверенного при б. Иркутской Судебной Палате
    Дмитрия Дмитриевича Никифоровского.
                                                                                Прошение.
    С момента переворота до настоящего времени я содержусь в Якутской тюрьме. Тяжелое положение, в котором я очутился благодаря трем месяцам лишения свободы - вынуждает меня вновь обратится в Революционный Штаб с ходатайством о своем освобождении…
    С 23 летнего возраста я состою в чине частной адвокатуры - сначала округа С.-Петербургской Судебной Палаты, а с 1907 года в округе Иркутской Судебной Палаты, при чем от 1910 года имею свидетельство не только от Окружного Суда, но и при Судебной Палате. Во все время своей адвокатской деятельности посылали меня на помощь всем обращающимся ко мне без различия национальности, положения и партии. Я всегда стоял на стороне интереса угнетенных и не только из материальных интересов, а весьма часто и бескорыстно, представляя все страдания обвиняемых, как бы свои личные, волновался за их участь…
    С момента революции, падения царизма, я также продолжал свою адвокатскую деятельность и был верен установившимся у меня традициям… Таким образом с юношества почти я состоя адвокатом никогда на государственной службе не служил. Смею чистосердечно заявить Штабу, что я не оказывал никакого противодействия перевороту. Во время переворота я был арестован, при возвращении моем с пожара дома Аверинского, отрядом Котенко и мне не позволено было ночевать дома, при этом ясно, что лично я, не ночевавший у себя дома, не противодействовал перевороту… Член следственной Комиссии Свидерский, хочу удостоверить, отобрал три ружья, принадлежащих мне. Одно я купил у г. Моргунова, одно у Управного Губернатора Витте, а одно выписал из магазинов Коковина и Басова. В 1918 году я передал автоматический винчестер в Совет Рабочих Депутатов и таковой мне не возвратили, а при аресте моем я все дробовые назвал и эти не возвращены…
    Вот все что я могу о своей деятельности сообщить Штабу, покорнейше прошу Штаб сделать распоряжение освободить меня из тюрьмы.
    Проситель
    Частный Поверенный округом б. Иркутской Судебной Палаты
    Дмитрий Никифоровский».
    26 марта 1920 г. Д. Никифоровский на допросе показал что он «никаких отношений к Каменскому не имел».
    Кстати, в административном отношении Якутская область, по решению Сибревкома, с 20 апреля 1920 года была преобразована в Особый район Иркутской губернии, и, только, с 21 августа 1920 года вышло постановление Сибревкома о выделении Якутской области в самостоятельную губернскую единицу.
    Следственная Комиссия продолжала искать компромат. 27 апреля 1920 года на квартире Д. Никифоровского, в присутствии его жены Павлины, сотрудниками М. Петровым и Р. Потаповым был сделанный «обыск бумаг».
    Дмитрий Никифоровский из тюрьмы обращается к:
              «Уполномоченному Сибирского Революционного Комитета гр. Амосову
    частного поверенного
    при б. Иркутской Судебной Палате и б. Якутского Окружного Суда
    Дмитрия Дмитриевича Никифоровского.
                                                                       Прошение
    Прошу Вас не найдете ли Вы возможным - взамен тюремного заключения подвергнуть меня домашнему аресту.
    Болезненное мое состояние побуждает меня снова просить Вас…
    5 мая 1920 г. Якутская тюрьма».
    Но Никифоровского из тюрьмы не выпускают, ведь не для этого его туда посадили, чтобы выпускать.
    К делу освобождения мужа подключается его жена Павлина Григорьевна Никифоровская, 1885 года рождения. Она наивно пишет: заявление
                                              «В Якутский Революционный Штаб:
    Представляя при этом медицинское свидетельство, сообщаю, что я по состоянию своего здоровья, не могу заниматься никаким физическим трудом, а между тем, не имея прислуги и вообще помощницы, все домашнее хозяйство, как стряпанье, стирка белья, мытье полов и т. п. поневоле заставляют меня, с ущербом для своего здоровья, исполнять непосильный труд, благодаря чему я окончательно выбилась из сил и слегла в постель. Кроме того, я шестой месяц, не имея личных средств, должна была много продать, не только на предмет существования, но и на лечение. На основании вышеизложенного, прошу Штаб, т. к. за моим мужем, по заключению Следственной Комиссии, никакой вины не числится, освободить его из тюрьмы и этим, хоть отчасти облегчить мое материальное положение и дать возможность спокойно отдаваться лечению и отправлению куда-нибудь для неизбежной операции.
    Павлина Григорьевна Никифоровская
    19 (25) / V-20 г.
    Жительство За логом, дом Казанцева».
    И тут же прилагает медицинское
                                                         «Свидетельство
    данное Никифоровской Павлине Григорьевне, 35 л. от роду в том, что она больна воспалением обеих яичников и воспалением внутренней оболочки матки, сопровождающийся частыми и обильными кровотечениями… от подъема тяжестей сильные боли в яичниках, обморок с обильным кровотечением… до операции необходимо побольше лежать, или же может открыться обильное маточное кровотечение.
    Врач Карпов».
    Кстати газета «Якутские областные ведомости» (№ 217) за 11 октября 1919 года объявляла, что «Врач А. В. Карпович. Специалист по внутренним и детским болезням. Прием ежедневно от 10 – 1 дня, кроме праздников. Квартира ч. повер. Никифоровского, тел. № 53». А так же эта же газета (№ 239) за 3 ноября 1919 года сообщала что: «Нужна женская прислуга. Квартира Никифоровского, дом Казанцева За логом».
    По всей вероятности такого рода болезни, притом подписанные «квартирным» врачом, вызывали у «товарищей» только смех.
    Снова был издан
                                                              «Ордер № 5
    Лузанову Сергею Павловичу на обыск у Никифоровского по адр. Никольская ул. д. Казанцева
    Захаренко».
     «1920 этого мая 29 дня изъяли один портфель с документами».
    А «1920 июля 12 д. 1920 г. освобожден по поводу выезда из Якутска в Иркутск с уполн. Ирк. Губ. Чрезв. Ком. ВЧКА Д. Д. Никифоровский. Документы с ним, а также дела А. Угриновича № 109 на 65 листах; Д. Казаченко №.111 на 12 листах.
    Пред. Якутгубчека Альперович».
    Кстати, только 11 сентября 1920 года постановлением райоргбюро Якутской организации РКП(б) официально был создан Якутский губернский ЧК и первым его председателем стал молодой якутский большевик, еврейского происхождения - Иосиф Борисович Альперович, расстрелянный в 1937 г. своими же сотоварищами. /Книга Памяти. Книга – мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920-1950-х годов. Том первый. Якутск. 2002 г. C. 11-12./
    В деле Д. Д. Никифоровского сохранились воспоминания о перевороте, который произошел в ночь на 15 декабря 1919 года. Они интересные тем, что записанные непосредственно после событий той бурной ночи.
                                                        «Мысли о пережитом
    1 дек. ст. ст. 1919 г. в нас в Якутске совершен переворот. Было это да неожиданно, что приходиться только удивляться. В ночь на 1-е число я был разбужен тревожным звонком по телефону и мой сосед Г. сообщил о пожаре в городе и просил вместе с ним идти туда. - Я отправился к нему. В карманах у нас были револьверы. Не успели выйти из ворот, как были остановлены отрядом вооруженных людей в 15 чел. во главе с Геллертом. Последний сообщил о занятии ими города, взял наш револьверы и велел идти обратно. Что делать? – Мы уже были перед фактом захвата власти кем-то. В уме мелькнули ужасы гражданской войны. Пошли к Г. Там просидели вплоть до утра. Настроение, конечно, был самое убийственное. Всякий из нас представлял перед собой картину убийства, насилий и пр. Эта ночь, поистине, была кошмарная. Зловеще стояла глухая ночь. Не было слышно ни криков, не выстрелов... Только большое зарево пожара дома Аверинского - кровавым пламенем освещала небосклон и ухудшало и без того наше безотрадное положение. Не хотелось ни говорить, ни спать… Какое-то тупое отношение происходящему. Так провели ночь. В 7 г. утра я пошел домой. Улицы пустынны. Я удивился. - Где же люди, где труппы, где кровь??!! Дома у меня, конечно, не спали. В 9 ч. утра пошел на уроки в Еп. училище. Но занятий не было, т. к. ученицы были слишком взволнованы. - Днем было вывешено объявление, о восстановлении Советской власти. Граждане призывались к спокойствию и проч. – Итак факт: в Якутске Советская власть!
    Переворот произошел при участии местного гарнизона, часть которого освободила из тюрьмы политических заключенных. К утру была арестована часть офицеров, с Каменским во главе, и видные городские власти из гражданского и судейского мира. - Часть же офицеров, вероятно под влиянием ужасов гражданской войны, бежали из города. - Переворот совершили бескровно. Не было жертв, как с той, так и с другой стороны, да и выстрелов не было.
    Был создан Военно-Революционный Штаб, с начальником Гладуновым. Военными силами распоряжается Геллерт. В конструировании власти принимают убедительное участие якутские с-р. Т. З. Винокуров, Медницкий, Слободский, Келихов и др. Быть может, участиям этих муж. город обязанный своим относительным спокойствием. Вообще, новая власть пока еще для рядового обывателя неопределенна. Предполагаю, что власть будет действовать в духа ген. Гайды, восставшего с В… против Правительства Колчака.
    Объявили осадное положение с 6 к 7 ч. утра. Проводили обыски и аресты. Случаев насилия и грабежа не наблюдается, кроме 2-х. (в В… и Цугеля). И последнее совершено какими-то хулиганами в момент переворота. Учреждения остались на местах. Пока производили ревизии, контриб. и проч. В связи с этим в массах очень много слухов. - Будучи отключенными телефоны, от утра, обыватель, как подобает, питался слухами… Последние крайне противоречивы. Официоз в Якут. «Известиях В-Революц. Штаба» сообщает о восстановлении Советской власти во многих крупных центрах Сибири, о падении Прав. Колчака и проч. - В массах же фигурируют слухи совершенно обратного свойства… Вообще, мне кажется, мы ничего не знаем, кроме совершившегося в Якутске.
    Более всех, конечно, встревожена происходящим интеллигенция. Да и это видимо естественно. Будучи идейной, она и глубже переживает. О 2буржуазии» не говорю, т. к. она всегда выходила из воды сухой и отличалась своей приспособительностью. В последние же дни, она и вела себя позорно. Дух спекуляции и наживы был на первом плане. Быть может, этим и вызван переворот.
    У этих «господ» надеюсь полное отсутствие интересов, не только государственных, но и общественных. «Бери, бери!» - вот был лозунг этих акул и мироедов тыла. - Печально, конечно, но это в массах интеллигенция отождествлена с буржуазией, между тем как интересы тех и других часто противоположны. Такова уж «Российская» действительность.
    Беспокойство масс вызывает в городе судьба Еп. Софрония. Переворот застал его в отлучке (поездка по епархии). Человек религиозный и стойкий к своим принципам - он, несомненно, был крупной величиной в городе. На него обращены взоры многих. Приезд Владыки в город обошелся благополучно. - 21 декабря по инициативе Преосвященства, в его квартире собралось духовенство и служащие в духовном ведомстве. Собрание открыл Владыка. Он сообщил, что его навестил г. Бокалевский, один из видных нынешних советских деятелей. (Между другим, его имя почему-то произноситься со страхом). Бокалевский сообщил Владыке, что в целях охраны, в ночь переворота был им поставлен караул в монастыре и что он «воспитан в любви к религии и сам верующий», требуя от своих единомышленников благоприятное отношение к церкви и духовенству, добавил, что и «там в низах есть верующие люди и не забывают Бога». Владыка благословил Бокалевского иконою.
    Эта известие Владыки благоприятно повлияло на собравшихся. - На собрании было решено лишь утверждение Устава и Статуса и в эти минуты не вставать на ту или другую сторону. Духовенство должно внести в стан враждующихся начало любви и примирения. Было решено о недопущении кровавых расправ - между прочим, в случае прихода правительственных сил (если это случиться), не оставит своим ходатайством о помиловании и сторонников настоящей власти. - Мне кажется, так и должна делать церковь, в духе учения Христа. - Преос. Владыка избрал комиссию из 6 лиц, которые должны явится помощниками Преосвященному в эти тяжелые и тревожные дни, чтобы обеспечить его архипастыревый труд, в правдивой и безошибочной ориентации в событиях».
    Литература:
    Барковский А. Петрушкина В.  Якутский переворот. // Якутск вечерний. Якутск. 17 декабря 1999. Якутск. С. 6.
    Баркоўскі А.  Гласны Якуцкай Гарадской Думы. // Голас Радзімы. Мінск. 26 студзеня 2000. С. 5.
    Петров П. П.  Градоякутские православные храмы. Якутск. 2000. С. 63-64.
    Лявося Галасица,
    Койданава.




Отправить комментарий