Google+ Followers

понедельник, 7 ноября 2016 г.

Эдуард Пекарский. Якутский отдел Географического общества. Койданава. "Кальвіна". 2016.


                                 ЯКУТСКИЙ ОТДЕЛ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА.
    В печать проникло краткое телеграфическое известие о том, что в г. Якутске имеет быть открыт отдел Императорского Русского Географического Общества. Мы можем сообщить, со своей стороны (см. также передовую статью в № 52 «Якутская Жизнь»), что в том же Якутске открывается отдел образовавшегося в нынешнем году Общества изучения Сибири и улучшения ее быта. Цели и задачи того и другого Отдела достаточно разграничены для того, чтобы оба могли сосуществовать и, в то же время, заниматься каждый своим делом, естественно дополняя друг друга [*О целях и задачах Общества изучения Сибири и улучшения ее быта, также и его отделов, см. в № 10 «Сибирских Вопросов» на текущий год. Что касается Географического Общества, его отделов  подотделов, то их цели и задачи, полагаем, всем достаточно известны.].
    Образование в Якутске Географического Отдела имеет уже свою маленькую историю. Впервые мысль о возможности с течением времени открыть в этом городе отдел Географического О-ва была высказана, еще в начале 1894 г., тогдашним правителем дел Восточно-Сибирского отдела И.Р.Г.О., Д. А. Клеменцем, приезжавшим в Якутск для организации, на средства И. М. Сибирякова, так называемой Якутской Экспедиции. Однако, попыток к осуществлению этой мысли мы не наблюдаем вплоть до лета 1905 г., когда в виду письменного сообщения П. В. Оленина из Петербурга о согласии Центрального Географического О-ва на открытие его отдела в Якутске, пишущим эти строки, для обсуждения данного вопроса, были приглашены на предварительное совещание представители местной интеллигенции. На приглашение откликнулись многие представители медицинского и педагогического (преимущественно преподаватели духовной семинарии) персонала. На собрании, состоявшемся под председательством врачебного инспектора В. А. Вонгродзкого, открытие в г. Якутске отдела или подотдела Географического О-ва всеми присутствующими было признано желательным, но собрание, прежде, чем возбуждать ходатайство об этом, постановило предварительно собрать точные сведения об условиях открытия как отделов, так и подотделов, чтобы иметь возможность судить, что предпочтительнее для Якутска: отдел или подотдел? В самом Якутске добыть требуемые сведения оказалось невозможным, и дальнейшие хлопоты по этому делу, за выбытием из области пишущего эти строки, принял на себя тогдашний член якутского окружного суда Л. А. Соколов. Что было сделано г. Соколовым — неизвестно. Всего вероятнее, что наступившие осенью этого года знаменательные события, отразились и на местной жизни, отодвинули на задний план самое мысль об открытии ученого учреждения в виде отдела Географического О-ва, выдвинув на сцену необходимость коренного преобразования всех сторон якутской действительности...
    Только с назначением на должность якутского губернатора И. И. Крафта (в начале 1907 г.) опять возникает вопрос о географическом отделе в Якутске. Мысль об этом созрела у г. Крафта здесь, в Петербурге, еще до отъезда его к месту своего назначения, причем г. Крафт, если не ошибаемся, тогда же заручился и содействием Центрального О-ва. К осуществлению своей мысли г. Крафт, конечно, мог приступить только по приезде в г. Якутск. В № 20 «Якутских Областных Ведомостей»  за 1907 г. было сообщено (цитируем по газете «Якутский Край» 1907 г. № 3 от 8 июля), что «на днях состоится общее собрание лиц, сочувствующих открытию местного отдела Императорского Географического Общества, для обсуждения вопроса об открытии этого отдела». Состоялось ли тогда предполагавшееся собрание или нет — мы не знаем, но самое сообщение дало повод г. В. Мих., в статье «О Географическом Обществе», помещенной в указанном номере покойного «Якутского Края», несколько заслуживающих внимания соображений.
    Автор подтверждает, что «мысль об отделе в Якутске — мысль не новая». «В Якутской области — говорит он, — перебывала масса интеллигентных лиц, из которых многие заинтересовались краем и потратили много труда и времени на исследование различных сторон его жизни. Эти лица ясно видели все невыгоды своего положения в крае, где приходится работать в одиночку, почти без всяких научных пособий, без возможности узнать, что сделано уже в данной области, какие вопросы стоят на очереди. Оторванные от привычных условий жизни, с порванными прежними связями, почти без всяких средств, они могли внести только свой труд и честное стремление к научной истине. Но для успешной работы нужна организация, нужны средства. Мысль об отделе являлась сама собой. Но все хорошо понимали, что об этом не может быть и речи, пока люди ничем не зарекомендовали себя. Ясно, что надо прежде работать, как бы ни были тяжелы условия работы, и печатать свои работы, чтобы выяснить возможность и необходимость отдела в Якутске; а так как вопрос о хлебе насущном был еще более настоятелен, то начались поиски, где выгоднее помещать свои работы... Получался безвыходный круг: без средств нет научных трудов, без научных трудов нет средств».
    Но и после того, как людям удалось выйти из этого круга, когда возможность и необходимость отдела в Якутске были в достаточной степени выяснены, отдел все-таки не открывался. И нам кажется, что главная причина этого заключалась в отсутствии человека, обладающего необходимым досугом и достаточно энергичного, который бы взял на себя все предварительные хлопоты и организацию самого дела. В этом случае, как и во всех подобных, недоставало только личной инициативе.
    Известие об открытии Отдела вызвало у г. В. Мих. «невеселые думы» «Откроется Отдел, выработает планы и программы новых экспедиций, новых исследований, найдутся, конечно, и труженики, которые будут ездить, собирать материалы. А дальше?» — спрашивает автор, с грустью отмечая тот, действительно печальный, факт, что большинство материалов, собранных как отдельными лицами, так и многими экспедициями, исследовавшими Якутскую область, до сих пор остается неизданным, причем о многих экспедициях в литературе трудно даже найти какие-либо сведения. Работы же тех экспедиций, которым посчастливилось опубликовать свои труды, помещены преимущественно в таких изданиях, которых в Якутске и вовсе не найти.
    Приведенные соображения, по мнению г. В. Мих., «определенно намечают ту работу, которая предстоит будущему местному отделу Геогр. Общества: собрать всю существующую о крае литературу;... разыскать обработанные материалы по исследованию края и найти средства издать их, организовать обработку и издание собранных, но еще не обработанных материалов». Автор справедливо полагает, что только по завершении этой предварительной, чисто «черной» работы, можно будет приступить к организации самостоятельных экспедиций, но он, думается нам, слишком скептически смотрит на дело, утверждая, что немного найдется охотников вступить в члены отдела, ставящего целью выполнение вышеприведенной программы. Гораздо ближе к истине его опасение, что для осуществления такой программы, далеко не «блестящей» (по сравнению с громким именем «экспедиции»), приток частных средств будет скуден, а «без таких пожертвований не обойтись, так как на казенную субсидию (тысячи три) не много можно сделать». Но, во-первых, и на три тысячи ежегодной субсидии, при умелом распоряжении, в течение ряда лет, можно сделать много, особенно если перенести издание трудов Отдела в Европейскую Россию, где печатание стоит неизмеримо дешевле, чем в Сибири и, в частности в Якутске; во-вторых, при известной энергии лиц, стоящих во главе дела, можно всегда рассчитывать на частную материальную поддержку в виде более или менее крупных пожертвований; в-третьих, значительную часть предварительной работы может взять на себя открывающийся в Якутске отдел Общества изучения Сибири и улучшения ее быта; наконец, в-четвертых, к делу могут и должны быть привлечены и другие культурно-просветительные Общества г. Якутска — каждое по роду своих занятий. Дружными соединенными усилиями все эти Общества могут добиться очень осязательных результатов как в деле собирания материалов, как и в деле их опубликования.
    Пожелаем, чтобы открываемые новые отделы — Географического Общества и Общества изучения Сибири — внесли свежую струю в жизнь местного населения и сослужили ту огромную службу, в которой так нуждается Якутский край. Надо надеяться, что и центральные общества не отнесутся безучастно к развитию и преуспеванию своих отделов и будут всячески содействовать им в достижении общих задач.
    Эд. Пекарский.
    /Сибирскіе вопросы. №№ 39-40. С.-Петербургъ. 1908. С. 55-59./

                                                                       СПРАВКА

    Эдуард Карлович Пекарский род. 13 (25) октября 1858 г. на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии Российской империи. Обучался в Мозырской гимназии, в 1874 г. переехал учиться в Таганрог, где примкнул к революционному движению. В 1877 г. поступил в Харьковский ветеринарный институт, который не окончил. 12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора «принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние» Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение «в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния». 2 ноября 1881 г. Пекарский был доставлен в Якутск и был поселен в 1-м Игидейском наслеге Батурусского улуса, где прожил около 20 лет. В ссылке начал заниматься изучением якутского языка. Умер 29 июня 1934 г. в Ленинграде.
   Кэскилена Байтунова-Игидэй,
    Койданава.




Отправить комментарий