Google+ Followers

среда, 7 декабря 2016 г.

Дмитрий Самоквасов. Обычаи якутов. Койданава. "Кальвіна". 2016.


    Дмитрий Яковлевич Самоквасов – род. 27 мая (8 июня) 1843 г. на хутор Самоквасов (с. Стахорщина) Новгород-Северского уезда Черниговской губернии Российской империи, в семье мелкопоместного дворянина.
    Новгород-Северские земли входил в состав Великого княжества Литовского, но по условиям Андрусовского перемирия 1667 г. отошли к Московскому княжеству, сейчас в составе Украины.
    В 1868 г. Самоквасов окончил с отличием юридический факультет Петербургского университета, получив степень кандидата. Был ординарным профессором истории русского права в Варшавском (с 1873 по 1892 год) и экстраординарным профессором истории русского права в Московском (c 1894 по 1911 год) университетах, заслуженный профессор Московского университета (1900), преподавал также в Московском императорском лицее, читал открытые лекции по археологии и истории. В 1892-1911 гг. являлся директором Московского архива Министерства юстиции. Был монархистом и входил в Союз русского народа.
    Умер 16 (29) августа 1911 года в Москве.

    Литература:

    Щавелев С. П.  Историк русской земли: Жизнь Д. Я. Самоквасова. Курск. 1998.
    Археология, история и архивное дело России в переписке Д. Я. Самоквасова (1843-1911). Сост. С. П. Щавелев. Курск, 2007. 506 с.
    Гнаша Самагонка,
    Койданава

                                                                   ПРЕДИСЛОВИЕ.
    Изучение юридического быта сидячих, бродячих кочующих сибирских инородцев, кроме практического значения для России, важно для науки по следующим причинам. Во-первых, значение юридических обычаев современных народов, стоящих на низших ступенях гражданственности, облегчает понимание истинного значения обычаев и обрядов, существующих в низших классах населения современных цивилизованных государств, таких обычаев и обрядов, внутренний смысл которых уже непонятен высшим классам населения. Во-вторых, знание юридического быта современных первобытных народов облегчает понимание содержания древнейших памятников обычного права и законодательства современных цивилизованных народов, следовательно, облегчает изучение истории нрава вообще и истории права каждого народа в частности. Значение знания юридических обычаев сибирских инородцев для объяснения действующего обычного права в низших классах населения современных государств уже сознано и оценено в нашей ученой литературе (Матеріалы для библіографіи обычного права. Якушкина. Ярославль. 1875 г. Стр. ХХХХVI), а потому, я не считаю нужным останавливаться здесь на этом предмете. Важное значение знания юридических обычаев современных сидячих, бродячих и кочующих сибирских инородцев, как и вообще первобытных народов, для истории права, можно сказать, едва начинает проникать в сознание ученых юристов и историков, а потому сказать об этом значении несколько слов я считаю не бесполезным...
    Происхождение этого сборника следующее. В 1874 году, юридический факультет варшавского университета предложил мне дать заключение о значении для науки содержание нескольких рукописей, которые библиотека университета намерена была приобрести от сенатора Губе, в числе других библиографических приобретений; Мною высказано было мнение в пользу приобретения рукописей университетом и, по возможности, скорейшего их издания, по следующим мотивам. Из содержании самых рукописей и из объяснительной к ним записки, приложенной сенатором Губе, оказалось, что эти рукописи представляли собою сборник обычного права сибирских инородцев, составленный в двадцатых годах текущего столетия, по распоряжению нашего правительства, под надзором генерал-губернатора Сибири и специальной комиссии, самими инородцами, на собственных их языках: свои показания инородцы обязаны были утверждать собственноручными подписями или приложением печатей и фамильных знаков. По переходе главного начальства над II Отделением Собственной Его Величества Канцелярии, где хранились, в подлинниках и точных переводах, возникшие сказанным путем сборники права сибирских инородцев, к графу Сперанскому, было предположено, согласно с возникшею тогда мыслию о составлении сводов всех вообще местных законов и обычаев Империи, приготовить также свод законов и для сибирских инородцев. Этот труд был поручен Д.С.С. Величке, в распоряжение которого поступили и своды обычаев сибирских инородцев, составленные официальным путем в двадцатых годах нынешнего столетия.
    Сенатор Губе, состоявший при главноуправлявшем II Отделением, графе Блудове, имел возможность рассмотреть и оценить эти в высшей степени интересные и в своем роде единственные сборники и приказал сделать с них для себя копии, с целью издать их со временем, если бы они не были опубликованы правительством. Но правительством они опубликованы не были, а между тем, по словам сенатора Губе после смерти Велички, он не мог уже получить никакого известия о подлинниках сборников, которых не оказалось в делах II Отделения, и которые, по всей вероятности, пропали. В прошедшем году, уважаемый издатель «Сборника историко-статистическихъ свѣдѣній о Сибири» искал сказанных сборников как в России, так и в Сибири, но их нигде не оказалось. Таким образом, копии, сохраненные сенатором Губе, представляют собою; в настоящее время единственное воспроизведение сборника обычаев первобытных народов Сибири, составленного в двадцатых годах нынешнего столетия. Ныне, с разрешения г. Ректора и Совета Варшавского Университета, этот сборник является в печати, смею надеяться, к общему удовольствию интересующихся современным юридическим бытом сибирских инородцев и историей первобытных политико-юридических учреждений.
    Но не смотря на достоинства предлагаемого сборника, по моему мнению, он нуждается в дополнении. Во-первых, некоторые статьи его, прямо или косвенно, указывают на изменения в первоначальном обычном праве сибирских инородцев вследствие влияния русского права, но не указывают на степень этих изменений. Во-вторых, замечаем в нем отсутствие указаний на юридический быт народов северо-восточного угла Азии и прилежащих островов, народов, в эпоху первоначального знакомства с русскими, стоявших на самой низкой ступени цивилизации, живших при условиях, подобных условиям жизни европейских народов в так называемую эпоху каменного века или периода (Описаніе земли Камчатки. Профес. Акад. Наукъ Крашенинникова. Изд. вт. 1786 г. т. II ст. 8-179; особенно стр. 13, 31-33. Полн. Собр. уч. путеш. по Россіи. Изд. Акад. Наукъ. 1819 г. т. II ст. 19, 45-47, 50, 306, и др. Путешест. флота капитана Сарычова по с.-в. части Сибири. Изд. 1802 г. ч. II, стр. 14, 15; и др.) К счастью для науки имеется полная возможность пополнить эти пробелы. В предлагаемом сборнике указаны почти все законоположения русского правительства, влиявшие на изменения в первоначальном обычном праве сибирских инородцев. Члены петербургской Академии Наук и другие ученые путешественники по Сибири ХVIII века оставили нам довольно обстоятельное описание юридического быта Камчадалов, Коряков, Чукчей, Алеутов и других народов в эпоху первоначального знакомства этих народов с плодами европейской цивилизации. Таким образом, дополнив издаваемый ныне сборник указами русского правительства, влиявшими на изменения в обычном праве сибирских инородцев и описаниями быта сибирских народов, оставленными учеными путешественниками ХVIII века, мы получим материал к изучению первобытных социальных форм туземных народов Сибири.
    Д. Я. Самоквасов.
    Варшава, 1 Апреля 1876 года.
    [Стр. I-II, IX-XII.]
















































Отправить комментарий