Google+ Followers

воскресенье, 25 июня 2017 г.

С. Рушанский. Революционная борьба в Западной Белоруссии. Койданава. "Кальвіна". 2017.


                               РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА В ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ
    Экономический кризис в Западной Белоруссии обостряется с каждым днем, а вместе с ним усиливается и процесс обнищания широчайших масс города и деревни. Даже фашистская печать должна признать, что основные отрасли западно-белорусской промышленности — текстильная и деревообделочная находятся в состоянии полного развала.
    В поисках выхода из кризиса, предприниматели развернули по всему фронту наступление на жизненный уровень рабочих. Зарплата рабочих непрерывно снижается. Не прекращаются массовые увольнения рабочих.
    В особенно тяжелом положении находится огромная армия безработных. Фашистское правительство лишает безработных даже жалких нищенских пособий. В Белостоке — центре белорусской текстильной промышленности, до сих пор получали пособия 5 тыс. безработных текстильщиков, а в настоящее время, в связи с новыми правилами выдачи пособий по безработице, получают пособие лишь 200 безработных.
    Аграрный кризис в Западной Белоруссии уже вызвал резкие явления деградации сельского хозяйства, что находит свое выражение в падении урожайности, уменьшении числа рогатого скота в бедняцко-середняцких хозяйствах и т. д. В 1931-32 году, большинство белорусских крестьян, разоренных низкими ценами на с. х. продукцию, налоговым гнетом, ростовщической кабалой и высокими ценами на промтовары, оказались не в состоянии применять в своих хозяйствах какие бы то ни было удобрения. Крестьянские земли истощаются, падает урожайность.
    Нет кормов для скота. Самые худшие сорта картофеля, которые крестьяне еще в прошлом году скармливали скоту, в настоящее время является основной пищей крестьянской семьи. В деревнях Западной Белоруссии господствует невероятная нищета; крестьяне ходят оборванными, донашивая последнюю одежду, не имея возможности купить даже самых необходимых продуктов, как соль и спички.
    На почве все обостряющегося кризиса, революционное движение рабочих и крестьян поднялось на более высокий уровень.
    Вопреки предсказаниям правых оппортунистов, исключающих возможность забастовок в период кризиса в Западной Белоруссии (как и во всей Польше) в последнем квартале 1932 года наблюдается дальнейшее расширение фронта забастовочной борьбы. Все более учащаются забастовки текстильщиков, пекарей, рабочих металлургического завода «Готлиб» и стекольного завода в Белостоке. Во многих случаях (например, на текстильной фабрике Каплана и Фина) рабочим удалось отбить наступление фабрикантов на зарплату.
    Уже третий месяц продолжается под руководством революционной профсоюзной оппозиции забастовка около 4 тыс. лесных рабочих в Беловежской Пуще. Бастующие рабочие требуют установления 8 часового рабочего дня на лесоразработках, введения социального обеспечения на случай безработицы и т. д. Забастовка рабочих лесной промышленности в Беловежской Пуще носит чрезвычайно организованный и упорный характер. Среди крестьян соседних районов была развернута большая кампания по оказанию материальной помощи бастующим. Бастующие послали делегацию к железнодорожникам близлежащей местности Лапы, а призывом о поддержке их борьбы.
    В Вильно и других городах Западной Белоруссия в конце 1932 года, был также проведен ряд забастовок против попыток фабрикантов снизить зарплату и удлинить рабочий день (например забастовка рабочих кирпичного завода в Вильно, рабочих бумажной фабрики в Слониме и т. д.).
    Социал фашисты из лагеря ППС и Бунда, по мере обострения классовой борьбы и роста забастовочного движения, все более прибегают к различным «левым» маневрам, что является лишним доказательством развития революционного движения в стране. Они пытаются возглавить отдельные забастовки чтобы продать их.
    Развитие революционного движения белорусских крестьян все более принимает форму повстанческих выступлений. Это побуждает в свою очередь и фашизм, наряду с усилением террора против революционных крестьян, прибегать к различным маневрам. С этой целью фашизм пытается создать в белорусской деревне свои новые «опорные пункты» еще неразоблаченные среди широких деревенских масс. Роль такой новой «опоры» должна сыграть организация «Сторонництво Рольниче», созданная из отколовшихся группировок бывших деятелей кулацкой партии Витоса. Прикрываясь «левой» фразеологией, эта агентура фашизма пытается убедить крестьян в том, чтобы она в борьбе за свои интересы «твердо стояли на страже польской. государственности» и «не прислушивались к бесовским нашептываниям» всяких агитаторов, призывающих к революционным действиям.
    Но несмотря на все маневры фашизма и бешенный разгул террора, революционные выступления белорусских крестьян принимают все более широкие размеры, революционное движение крестьян вое больше сочетается с борьбой городского пролетариата. Характерно, что во время забастовок рабочих Беловежской Пущи и стекольного завода в Белостоке крестьяне собрали для бастующих картошку и другие продукты питания.
    Растет также движение крестьян против: уплаты налогов. Лозунг компартии «Ни гроша налога правительству голода, террора и войны» находит широкий отклик среди белорусских крестьян.
    На Виленщене, в деревне Коршово крестьяне повесили деревенского старосту, который терроризировал их за неуплату налогов. В деревне Старокорнин, район Бреста крестьяне прогнали из деревни сборщиков налогов. В Пеншине в сборщика налогов была брошена бомба. В одной деревне сборщик налогов был прогнан женщинам и детьми. Выступления крестьян против сборщиков налогов происходили во всех районах Западной Белоруссии.
    Обостряется борьба крестьян на почве фашистской политики коммасации «принудительная ликвидация чересполосицы» и ликвидации сирвитутов. В деревне Терески крестьянами было на сходке решено отобрать у кулаков 200 десятин захваченной ими сервитутной земли, обрабатывать ее в общественном порядке. Насильственные захваты земли у кулаков отмечены также в других районах — Кобринском, Пружанском и т. д.
    Компартия Западной Белоруссии, мобилизующая трудящиеся массы на борьбу за революционный выход из кризиса, все более; усиливает свои позиции, как в городе, так и в деревне. Идеологическое влияние компартии и ее организационная сила растут. В Западной Белоруссии, как и по всей Польше быстро растают предпосылки революционного кризиса, Неудивительно, что и самим фашистским, государственным деятелям, под влиянием обострения кризиса и роста революционного движения, будущее рисуется в весьма мрачном свете.
    «Кризис, — заявил недавно бывший польский министр земледелия Янта-Полинский, на одном съезде в Варшаве, — мчится как разогнанный автомобиль. Если шофер будет долго раздумывать и во время не остановит машину, то может наступить катастрофа».
    С. Рушанский
    /Алданский рабочий. Алдан. ЯАССР. № 78. 5 апреля 1933. С. 3./




Отправить комментарий